"Независимая газета", № 86, С. 10, 24 апреля 2008 г.

Пропавшие картины Рерихов

Как Федеральному агентству по культуре и кинематографии
удается скрывать потери в коллекции С. Н. Рериха

 

9 апреля на официальном сайте Россвязьохранкультуры появилось сообщение о том, что «Россвязьохранкультура не подтвердила информацию об отсутствии части картин Н.К.Рериха и С.Н.Рериха из коллекции С.Н.Рериха, находящихся в Государственном музее искусств народов Востока». Такой вывод был сделан на основании результатов работы комиссии Россвязьохранкультуры, которая проводила внеплановые мероприятия по контролю за состоянием сохранности вышеупомянутой коллекции в Государственном музее искусств народов Востока (далее – ГМВ) в соответствии с приказом заместителя руководителя Россвязьохранкультуры А.И.Вилкова № 55 от 6 февраля 2008 г.

 

Письма по шаблону

 

Поводом к приказу стали обращения граждан Украины. В заявлении Россвязьохранкультуры также сказано, что проверка проходила с «привлечением экспертов Международного центра Рерихов». Данное заявление не соответствует действительности. В Международный центр Рерихов (далее – МЦР) не поступало приглашение от Россвязьохранкультуры принять участие в проверке ГМВ, поэтому наша организация не имеет никакого отношения к выводам комиссии, с которыми мы к тому же не согласны.

Приглашение для работы в комиссии получила лишь одна из сотрудниц нашего центра Г.В.Дарузе. Ее согласие принять участие в работе комиссии является исключительно ее собственным решением и никак не связано с решением МЦР. Но в том, что Россвязьохранкультура связывает выводы комиссии с участием МЦР, есть свой особый умысел.

Автор статьи располагает некоторыми письмами граждан Украины (В.Г.Федорова-Москвина, В.В.Эмриха и М.Б.Долгина), в которых утверждается «о многочисленных фактах хищения (подмены) из коллекции Святослава Николаевича Рериха в Государственном музее искусств народов Востока (ГМИНВ) в г. Москве Российской Федерации». Оформление и содержание этих писем свидетельствуют, что они написаны по единому шаблону на имя председателя правительства РФ В.А.Зубкова. В них содержится требование о проведении «внеплановой срочной проверки» ГМВ именно начальником Управления по сохранению культурных ценностей Россвязьохранкультуры В.В.Петраковым.

Простите, но так простые граждане, тем более другого государства, не пишут. Самое интересное в этих письмах то, что их авторы, ссылаясь на мою статью «Правда о коллекции С.Н.Рериха», самой статьи совсем не знают. Вот отрывок из письма гражданина Украины М.Б.Долгина, который требует организации в ГМВ «внеплановой срочной проверки… (282 шт.!) картин из коллекции Святослава Николаевича Рериха в Государственном музее искусств народов Востока (ГМИНВ) (г. Москва), из которой похищено (подменено) более ста десяти картин! Факты об этом привел А.В.Стеценко в статье «Правда о коллекции С.Н.Рериха», в 3-м томе «Защитим имя Рерихов». М., 2005, Международный центр Рерихов (МЦР)». Являясь автором статьи, на которую ссылаются весьма странные просители, официально заявляю, что приведенные в письмах факты якобы из моей статьи ничего общего с содержанием статьи не имеют. Поэтому делаю вывод, что весь этот спектакль кем-то специально организован.

Чем дальше начинаешь разбираться в этом деле, тем больше убеждаешься, что эта проверка была вовсе не случайной и не ставила перед собой цели проверить факты, представленные в моей статье. Ни в приказе А.И.Вилкова, ни в плане проверки ГМВ ни слова об этом. Ее цель состояла в другом – проверить «состояние сохранности» этой коллекции в ГМВ. Желаемое было достигнуто.

Комиссия, как и следовало ожидать, сделала вывод, что картины коллекции на месте и соответствуют представленным спискам. В действительности произошло следующее: работники ГМВ представили комиссии списки картин, которые кем-то в период с 1980 по 1993 г., а возможно, и позже были изменены. В новые списки не включены те картины, которые были ввезены в СССР и потом куда-то исчезли.

Также списки ГМВ по многим показателям существенно не соответствуют составу той коллекции С.Н.Рериха, которая в 1978 г. была им передана Министерству культуры СССР на временное хранение для проведения передвижных выставок и больше пределов страны не покидала. В моей статье приведены некоторые факты, доказывающие именно этот вывод. Он основывается на детальном изучении многих официальных документов, отображающих состав этой коллекции за период с 1978 по 2004 г., которые свидетельствуют: из 296 картин, поступивших в СССР в 1978 г., в настоящий момент в ГМВ осталось 282 картины.

Следует особо отметить, что все действия, связанные с изменением численности коллекции до 282 картин и ее состава, были проведены так, что владелец коллекции С.Н.Рерих об этом ничего не знал. Так и были сформированы те списки, которые в ГМВ представляют всем проверяющим, в том числе и Россвязьохранкультуре. Именно об этом я писал.

 

Ряд волшебных превращений

 

В моей статье «Правда о коллекции С.Н.Рериха» приводятся некоторые факты, доказывающие отсутствие в ГМВ целого ряда картин, которые в 1978 г. прибыли из Болгарии в Государственный Русский музей в Ленинграде. Картины были приняты на временное хранение на основании акта № 4193 от 02.11.1978 в количестве «296 произведений Н.К.Рериха (132) и С.Н.Рериха (196), принадлежащих последнему». Вот некоторые примеры из статьи.

В списках ГМВ отсутствуют картины Н.К.Рериха – «Дева снегов», «Александр Невский», «Песнь о Шамбале». Предполагаю, что основанием для удаления этих картин из списков могло послужить их отсутствие в той первоначальной партии картин, которая 2 ноября 1978 г. была принята Государственным Русским музеем на основании акта № 4193. Тогда вместо этих картин, значившихся в списках, почему-то прибыли другие картины Н.К.Рериха («Холм Тара»; «О, грядущий»; «Серафим»), которые в списках не значились. Данный факт был отражен в акте. Но впоследствии на выставках в Вильнюсе (Художественный музей Литовской ССР), Львове (Львовская картинная галерея), Киеве (Киевский музей русского искусства) и Москве (выставочные залы Академии художеств СССР) эти картины присутствовали в экспозициях коллекции. Об этом свидетельствуют акты приема-передачи этой коллекции музеями. Следовательно, можно сделать вывод о том, что эти картины дополнительно были доставлены в СССР и включены в состав коллекции. Учитывая, что владелец коллекции С.Н.Рерих включил эти полотна в списки картин, завещанных МЦР, также следует сделать вывод, что они им не были возвращены в Индию. Тогда возникает вопрос: «Где эти картины, почему они отсутствуют в составе коллекции?»

Трудно утверждать, что картины пропали именно из ГМВ. Но в том, что с коллекцией С.Н.Рериха в стенах этого государственного учреждения продолжали происходить весьма странные, если не сказать чудовищные, вещи, можно не сомневаться. Например: «Существуют два акта под одним номером – № 54, якобы исполненные в ГМВ в одно и то же время (12 марта 1993 г.) и отражающие одно и то же событие – перевод 282 картин (коллекция С.Н.Рериха) из временного хранения на постоянное. Это не черновой и чистовой варианты одного и того же документа. Это не оригинал и копия. Это два совершенно разных документальных материала, которые не только мирно сосуществуют в нарушение всех наших представлений о времени и пространстве, но и даже фигурируют в судебных заседаниях по инициативе представителей ГМВ! Один – в 2001, когда Министерство культуры попыталось доказать свои права на картины в Арбитражном суде г. Москвы. Другой – в 2004 году, когда при повторном рассмотрении заявления МЦР в Хамовническом суде права государства взялось отстаивать ведомство М.Е.Швыдкого – Федеральное агентство по культуре и кинематографии. (В 2002 г. Хамовнический суд Москвы признал факт получения МЦР наследственного имущества на основании завещания С.Н.Рериха. В декабре 2003 г. по жалобе министра культуры М.Е.Швыдкого Президиум Мосгорсуда отменил это решение и отправил дело на новое рассмотрение.) «Разве такое возможно?» – спросите вы. Оказывается, возможно. Эти акты, а также акт Счетной палаты РФ, проводившей проверку ГМВ, позволили мне составить сравнительную таблицу, в которой картины коллекции были расставлены таким образом, что они соответствовали авторским номерам списков их владельца. Эта таблица наглядно показала, как в течение пребывания коллекции в ГМВ менялись названия картин, их размеры и год написания, холст превращался в картон, а темпера в масло и наоборот».

Вот еще некоторые примеры из статьи: «Картина, названная Н.К.Рерихом «Тибет» (в списке С.Н.Рериха – № 48), в ГМВ превратилась в картину под названием «Монастырь Брамапутра» (1937), а затем эта же картина стала называться «Гималаи» (1939)»; «Сравнивая наименования картин, приходим к еще одному интересному выводу: у 66 картин Рерихов, поступивших в Государственный музей Востока, названия были изменены на совершенно другие». Этот вывод мной был сделан на основании акта Счетной палаты РФ по проверке ГМВ, в котором после перечисления картин, которым в ГМВ дали другие наименования, написано: «названия картин уточнены в результате проведенных в период 1980–1993 гг. научных исследований…» Возникает вопрос: что это за «научные исследования» при живом и здравствующем авторе и владельце картин, в результате которых их названия были изменены столь существенным образом?! При этом следует добавить, что С.Н.Рерих об этом ничего не знал.

Желая добиться справедливости, МЦР обратился в Счетную палату РФ. Руководство Счетной палаты обещало выполнить просьбу МЦР «О проверке фактического наличия в Государственном музее Востока картин указанной коллекции и соответствия их первоначальным правоустанавливающим документам». Для этой цели Счетной палате были переданы все необходимые документы владельца коллекции С.Н.Рериха. Но Счетная палата изменила цель проверки на другую: «О проверке использования коллекции картин Н.К.Рериха и С.Н.Рериха в Государственном музее Востока». МЦР об этом, конечно, не сообщают. Понятно, что с такой целью проверки не требуются и документы С.Н.Рериха, и акт прибытия этой коллекции в СССР. И результаты проверки оказались соответствующие – все картины на месте. Но отчет Счетной палаты дает нам интереснейшую информацию, которая приведена в табл. 1.

Если в списке к Акту № 54 образца 2004 г. картина "Девика Рани Рерих" была меньше на 72 см (список С. Н. Рериха), то в акте Счетной палаты эта же картина уменьшилась по сравнению с оригиналом более чем на 100 см. Допустим, что эксперты не видели списка картин С.Н.Рериха. Но они собственноручно записали, что согласно акту музея размеры картины 137,5х92. Им же представили картину размером 60х75, а эксперты «реально установили» совсем другие размеры, которые меньше указанных в акте ГМВ на 85 см и 34,5 см соответственно. И данный факт также никого не удивляет. Чудные дела творятся в ГМВ: картины сами уменьшаются в размерах, и при этом явлении присутствуют эксперты Счетной палаты! Таких примеров в данном приложении к акту Счетной палаты целых 39!

Далее в этом же приложении имеется запись, которая вообще выглядит издевательством: «Минимальные расхождения в размерах (приблизительно 1,5–2 см) могут быть объяснены качеством рабочего инструмента и неточностью замера». Относительно же максимального расхождения в размерах в акте по понятным причинам ничего не говорится. А вдруг в следующую проверку картины снова «усохнут».

И последний пример – данные, приведенные в табл. 2: «Сравнительная таблица также выявляет различия в основе техники написания картин, указанных в двух списках самого Музея Востока. Это лишь подтверждает ранее сделанный вывод, что картины из коллекции С.Н.Рериха, находясь в ГМВ, испытали целый ряд «волшебных» превращений.

Мы намеренно включили сюда данные из каталога выставки картин Рерихов, которая проходила в ГМВ в 1984 году, чтобы проследить, как одна и та же картина (под авторским номером 56) на протяжении двадцатилетнего пребывания в ГМВ не только менялась в размерах, но и меняла свою основу: с холста на картон и обратно. При этом в одном случае картина писалась темперой, а в другом – маслом. Богатая же фантазия у ГМВ!»

В заключение статьи я сделал следующий вывод: «Теперь становится понятно, почему Счетная палата отказалась от первоначальных правоустанавливающих документов владельца коллекции С.Н.Рериха. Цель данной проверки была другая – узаконить все беззакония, которые творились в ГМВ в отношении коллекции С.Н.Рериха. И эта цель была достигнута. Понятно и другое. Нежелание бывших министров культуры РФ, а теперь и руководителя Федерального агентства по культуре и кинематографии М.Е.Швыдкого выполнить завещание С.Н.Рериха и вернуть МЦР его коллекцию связано с тем, что первоначальный состав коллекции значительно уменьшился».

 

Проверка без проверки

 

Узнав о том, что Россвязьохранкультура начала проверку ГМВ, я связался по телефону с Ольгой Николаевной Головач – начальником отдела государственного контроля за состоянием хранения и использованием фондов Управления по сохранению культурных ценностей Россвязьохранкультуры (членом комиссии). В разговоре с ней я, как автор статьи, материал которой якобы должен был проверяться, высказал пожелание и надежду, что буду вызван на комиссию и заслушан.

Но на мою вполне естественную и, смею утверждать, необходимую в таких случаях просьбу услышал странный ответ: «А что, у вас имеются дополнительные факты?» На это я удивленно ответил: «А разве тех, которые изложены в моей статье, недостаточно для проверки?» Странная получилась проверка. Инициировали ее якобы граждане Украины с требованием проверить факты, изложенные в моей статье. А комиссия даже не затребовала от автора статьи никаких доказательств.

Через некоторое время О.Н.Головач мне позвонила и сказала, что со мной обязательно встретится председатель комиссии Виктор Васильевич Петраков. Меня долго не приглашали на встречу. Она состоялась лишь тогда, когда проверка ГМВ была завершена.

Предполагаю, что поводом для моего приглашения на встречу с В.В.Петраковым послужила вовсе не прошедшая проверка ГМВ, а кража картин из бывшей квартиры Ю.Н.Рериха, о которой стало известно 1 апреля этого года. Дело в том, что по просьбе ряда СМИ вице-президент МЦР, генеральный директор Общественного музея имени Н.К.Рериха Л.В.Шапошникова и я дали интервью по поводу этой кражи, которая явилась естественным продолжением трагедии с первой частью наследия Рерихов, которое Ю.Н.Рерих в 1957 г. привез в Москву. После его внезапной смерти в мае 1960 г. Министерство культуры СССР отстранило С.Н.Рериха от законного его вступления в права наследства своего брата. Частью наследия, оставшегося в квартире Юрия Рериха, незаконно стали распоряжаться лица, не имеющие на это никаких прав. В итоге оно почти полностью было разграблено. Но это несколько другая история, которая все-таки имеет некоторую связь с нашей историей.

Считаю, что эта кража и послужила основанием для моего приглашения в Россвязьохранкультуру. Меня попросили принести фотографии похищенных картин. Все необходимые материалы мной были переданы.

Когда же разговор перешел на результаты проверки ГМВ, я выяснил, как и предполагал, что представителей Россвязьохранкультуры вовсе не интересовали мои доказательства исчезновения картин из коллекции С.Н.Рериха. Их интерес был в другом – доказать, что все картины из коллекции присутствуют в музее. Незавидная участь председателя и членов комиссии – доказать то, что доказать невозможно.

В официальном заявлении Россвязьохранкультуры, на которое я уже ссылался, имеется следующее сообщение: «Иных вариантов актов № 54, опубликованных в статье А.В.Стеценко «Правда о коллекции С.Н.Рериха» (3-й том «Защитим имя и наследие Рерихов». М., 2005, Международный центр Рерихов), комиссии представлено не было. На запрос Россвязьохранкультуры по данному вопросу администрация Государственного музея искусств народов Востока сообщила (письмо от 17.03.2008, вх. № 7867), что в делопроизводстве музея не выявлены материалы переписки с Хамовническим судом за 2001 и 2005 год».

Это важное для понимания всего происходящего высказывание: в моей статье дается подробное объяснение, где и у кого искать эти документы. Акт образца 2001 г. имеется в материалах Арбитражного суда г. Москвы. Этот акт представили на судебном заседании А.Б.Змойро, выступавший от имени министра культуры М.Е.Швыдкого, и О.Румянцева – от имени ГМВ. Акт образца 2004 г. представил на судебном заседании Хамовнического суда А.Б.Змойро, защищавший интересы М.Е.Швыдкого уже как руководителя ФАККа.

Вот и появляется первое заинтересованное лицо в сокрытии правды о коллекции С.Н.Рериха – М.Е.Швыдкой. Вот некоторые факты. В 2003 г. ему удалось убедить Президиум Мосгорсуда отменить постановление Хамовнического суда, на основании которого МЦР был признан наследником С.Н.Рериха на основании его завещания.

В отличие от МЦР, от которого суд получил все необходимые документы, подтверждающие право на наследие, М.Е.Швыдкой не представил ни одного документа, который мог свидетельствовать о правах государства на эту коллекцию. Тем не менее суд принял позицию Швыдкого.

В 2003 г. министр культуры М.Е.Швыдкой убедил аудиторов Счетной палаты изменить цель проверки ГМВ, в результате которой было установлено, что картины Рерихов в ГМВ соответствуют составу коллекции С.Н.Рериха в количестве 282 картин. В 2004 г. Швыдкой убедил Генеральную прокуратуру не проводить следственных действий по запросам МЦР и депутатов ГД РФ. Привожу выдержку из ответа генерального прокурора РФ В.В.Устинова на депутатский запрос № ГСА-66 от 05.03.2004: «В Генеральной прокуратуре Российской Федерации рассмотрен депутатский запрос о сохранности коллекции картин семьи Рерихов и правомерности их передачи в Государственный музей искусств народов Востока. Установлено, что в 1978 г. из Болгарии в СССР в целях экспонирования в городах СССР были ввезены 282 картины Н.К.Рериха и С.Н.Рериха из частной коллекции последнего». Генеральной прокуратуре не составляло особого труда убедиться в том, что в СССР из Болгарии прибыло не 282 картины, а 296. Но она этого не сделала, ограничившись информацией Министерства культуры и ГМВ.

Сегодня Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом пытается через суд выселить МЦР из усадьбы Лопухиных, в которой располагается Общественный музей имени Н.К.Рериха, созданный С.Н.Рерихом, который с этой целью и передал в Россию наследие своих родителей, в том числе ту коллекцию, которую так оберегает Швыдкой. Этим достигается главная цель чиновников в отношении наследия Рерихов – в усадьбе Лопухиных прекратит существовать общественный музей, не понадобится возвращать этому музею коллекцию С.Н.Рериха, да и остальное наследие можно будет отобрать у МЦР.

Почему комиссия В.В.Петракова отказалась узнать правду о коллекции С.Н.Рериха, не знаю. Факт, что эта комиссия, как и комиссия Счетной палаты, подменила проблему: пересчитали имеющиеся в наличии в ГМВ картины из наследия Рерихов, вместо того чтобы узнать первоначальный состав коллекции и искать пропавшие картины.

По фактам пропажи произведений искусства правоохранительные органы обязаны возбудить уголовное дело. Прошу Генеральную прокуратуру учесть все факты, изложенные в моей статье «Правда о коллекции С.Н.Рериха», и возбудить уголовное дело по факту пропажи произведений Н.К.Рериха – «Дева снегов», «Александр Невский», «Песнь о Шамбале» и других картин из коллекции С.Н.Рериха, которые в 1978 г. были переданы Министерству культуры СССР на временное хранение и пределов России больше не покидали.

 

Табл. 1. Данные проверки фактического наличия картин коллекции С.Н.Рериха в Государственном музее Востока
  Список С.Н.Рериха Акт № 54 образца 2001 г. Акт № 54 образца 2004 г. Акт Счетной палаты 2002 г.
Порядковый № 40 132 (40)/44054кп 132 (–)/44054кп  
Название картины, Мадам Девика Рани Девика Рани Девика Рани Девика Рани
автор Рерих Рерих Рерих Рерих
Год создания 1946 1946 1946 1946
Размеры 163,0 х 114,0 137,5 х 92,0 91,0 х 121,4 137,5 х 92,0 В прилож. № 2 в списке №1под п/н 57. В прилож. № 4 под п/н 132 представлена картина с разм. 60 х 75, а реально установлены размеры 52,5 х 57,5
Табл. 2. Различия в технике написания картин Н.К.Рериха согласно спискам Государственного музея Востока
  Список С.Н.Рериха Каталог ГМВ (1984 г.) Акт № 54 образца 2001 г. Акт № 54 образца 2004 г.
Порядковый № 56 5 (56) 154 (56) 44076кп 154 (–) 44076кп
Название картины Гепанг Гепан Лагул Гепан Лагул Гималаи
Год создания 1934 1934 1934 без даты
Техника холст, темпера холст, масло картон, темпера
Размеры 105,0 х 74,0 60,7 х 91,0 61,5 х 92,0 29,0 х 43,0

 

Александр Витальевич Стеценко -

заместитель генерального директора Музея имени Н.К.Рериха Международного центра Рерихов.

 

"Независимая газета", № 86, С. 10, 24 апреля 2008 г.

 

http://www.ng.ru/ideas/2008-04-24/10_rerih.html

 

 

 


© Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха. Все права защищены. http://www.roerichs.com