Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

International Council of the Roerich Organizations by name of S.N. Roerich

О некоторых проблемах российских музеев

Что есть музей в современном мире? Каковы его суть и назначение?  Какую миссию он несет? Ответ на эти и другие вопросы ученые ищут не одно десятилетие. В наш техногенный век чаще всего музей представляется в качестве учреждения, созданного для хранения, изучения и публичного представления музейных предметов и коллекций [l]. Такое узкое воззрение  весьма подходит современным чиновникам от культуры, поскольку, если музей — это учреждение, то его руководство обязано выполнять требования и указы госчиновников: кто, что и как должен творить. Но возможно ли регламентировать сверху таинство творческого процесса? Александр Рубинштейн, доктор философских наук, профессор, считает: «Искусством управлять нельзя, но можно и нужно создавать условия для свободного творчества» [2]. Но кто-то спросит, причем здесь искусство?! Именно музеи являются храмами искусства, где хранятся, исследуются, популяризируются культурные ценности. А составление экспозиции, разве это не искусство? Да, и само здание музея, его залы призваны создать определенный неповторимый образ, свое лицо и, конечно, все это непосредственно связано с искусством.

Но вернемся к проблеме управления искусством, творческим процессом. Председатель Правительства РФ Д.А. Медведев высказался против вмешательства чиновников в таинство творчества. Он подчеркнул: «Очевидно, что вот такой узкополитический подход к культуре в нормальном современном обществе просто недопустим. Если мы снова не хотим вернуться во времена, когда культура жестко регламентировалась сверху, то нам всем это нужно учитывать, в том числе чиновникам, политикам. Вообще любому облеченному властью человеку нужно подавлять в себе соблазн объяснять художнику, что он должен делать» [3]. Д.А. Медведев уточнил, что «это не все помнят, но это, …важнейший принцип общения между властью и творческими людьми» [3]. Действительно, принцип свободы творчества никто не отменял в нашей стране. Невмешательство государства в творческую деятельность гарантировано Конституцией РФ: «1. Каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания. <…> 2. Каждый имеет право на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям. 3. Каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры» [4]. Также в  «Основах законодательства Российской Федерации о культуре» говорится: «Органы государственной власти и управления, органы местного самоуправления не вмешиваются в творческую деятельность граждан и их объединений, государственных и негосударственных организаций культуры за исключением случаев, когда такая деятельность ведет к пропаганде войны, насилия и жестокости, расовой, национальной, религиозной, классовой и иной исключительности или нетерпимости, порнографии». [5]. В части 5 «Основ государственной культурной политики» России утверждается «свобода творчества и невмешательство государства в творческую деятельность» [6, часть V].

Несмотря на существующие законодательные гарантии, в силу непонимания сущности и предназначения музеев, видя в них только юридическое лицо, подотчетное учреждение, государственные чины, исходя из сиюминутных конъюнктурных установок, продолжают регламентировать сверху их творческую деятельность. Они используют музеи как инструмент своей политики, исполняющий распоряжения органов власти по оказанию услуг населению, зачастую в ущерб музейной деятельности и творческому началу. Так музеям навязывается исполнительский характер, и предписываются чужеродные им формы деятельности, направленные на получение прибыли. От этого зачастую страдает научно-исследовательская, научно-просветительная, научно-фондовая, экспозиционно-выставочная, издательская деятельность, и музеи обязаны лишь выдавать «музейный продукт». Да и посетители музеев воспринимаются чиновниками от культуры в качестве «потребителей» того самого музейного продукта, а музейное собрание для них — есть всего лишь имущество. Так музеи все больше вытесняются из пространства культуры в сферу техническую и коммерческую. Отсюда, как видится, проистекают многие беды современных российских музеев, поскольку такой подход является тупиковым и приводит к их деградации. Именно потому, что хранящееся в музеях    наследие воспринимается чиновниками от культуры не как духовное, культурное бесценное отечественное достояние, а лишь как имущество, которое можно выразить в денежном эквиваленте, продолжаются воровство и захваты музейных коллекций по причине их материальной ценности. Но музейные собрания не имущество, которым можно  распоряжаться так, как усмотрит тот или иной чиновник. Это, прежде всего, культурно-исторические памятники, хранящие информацию о человеческом бытии, историческую и социальную память. Как исторические, культурные, социальные памятники музейные собрания должны быть неприкасаемы, чтобы даже самый высокопоставленный чиновник самовольно не мог распоряжаться народным достоянием – изымать музейные коллекции из фондов, передавать их в другие музеи или учреждения, продавать, менять и т.п. В обязанность государственных служащих важно включить лишь одно – обеспечение условий достойного существования музеев для сбережения их коллекций.

Музейное собрание – не столько материальное явление, сколько культурное, отражающее обычаи, традиции культуру народов. Каждый музейный предмет, как культурный памятник, является звеном в цепи исторических, социальных, религиозных событий. Он  является источником знания, побуждает к исследованию, нравственному становлению личности, развитию общества, через сопричастность к событиям прошлого, настоящего и будущего. Потому музейный предмет, в конечном счете, есть хранитель исторической и социальной памяти, и те, кто уничтожают музеи, разоряют их собрания, таким образом, разрушают связь времён и поколений. Их цель – вычеркнуть  из сознания людей память о прошлом. Но память не поддаётся уничтожению. Пусть даже фрагментарно, пусть искажённо, например, в форме мифа, народных сказаний, память остается и при наступлении благоприятного периода  ее возможно воссоздать, очистив от всего наносного. Память может исчезнуть лишь с гибелью самого человечества. Но пока народы живы, жива и память, которая не поддаётся ценностному выражению ни в долларах, ни в рублях. Напомним слова М.Б. Пиотровского: «Наше общество неожиданным образом одичало, и в разных его слоях нелегко найти людей, понимающих великое значение национальной памяти. И приходится снова и снова объяснять, что национальное культурное достояние, которое в первую очередь хранят музеи, ‑ это ДНК народа и страны, что всякое нарушение памяти делает народ таким же болезненно беспамятным, как это бывает отдельно с больным человеком. Неуважение к наследию предков, их материальным ценностям – одна из причин удивительной необразованности, которое поразило наше общество. <…> Государственный аппарат не имеет стопроцентного морального права распоряжаться культурным наследием. Его задача – получив это наследие, приумножить его и передать следующему поколению. В этом специфика культурной жизни, из которой должны быть исключены обращение с искусством, как с товаром, и восприятие культуры как сферы услуг населению» [7].

Однако мы являемся свидетелями, как чиновники от культуры не задумываясь могут исказить, уничтожить любое творчество, чтобы взамен утвердить свое, как символ личной власти  и определенной идеологии. Такие люди далеки от понятия общего дела, ибо у них такого дела не бывает. Они отстаивают лишь личные взгляды или узко корпоративные интересы. Именно благодаря таким представителям власти современное российское общество формируется как общество потребителей. С этим вполне согласуется подход, связанный с «оказанием услуг» путём предоставления населению «музейного продукта», что нивелирует  смысл и назначение музея. Однако при размышлении, что есть музей, следует исходить из более глубокой и содержательной его сути.

Прежде всего, музей, призван находить свою индивидуальность, иметь свое лицо, мудро формировать коллектив сотрудников, поскольку «там, где есть вражда – там музея нет. Есть лишь учреждение, способствующее розни человеческой» [8].

Как хранителя культурного достояния, музей невозможно рассматривать в качестве склада имущества. Приобретение музейных предметов – не самоцель. Не достойно, если значительная часть собрания хранится в запасниках, лишенная общения с посетителями, а, следовательно, лишенная жизни. В музее посетители, прежде всего, встречаются с экспозицией, составленной из музейных предметов. Искусство музейной экспозиции – это  самостоятельный жанр творчества. Здесь и художественная выразительность, и динамика, и информативность, и эксперимент. Все это образует неповторимые творческие формы и образы, подходы и концепции. Экспозиция призвана привлекать раскрытием разных тем, развитием идей, гармоничным сочетанием компонентов, синтез которых образует единый сложный организм. Она создает неповторимую художественную среду, в которую вовлекается посетитель, что делает его соучастником  творческого процесса.

Также музей несет высокий общественный статус – он служит обществу, и граждане страны имеют право принимать самое активное участие в его становлении, развитии и деятельности, что гарантировано российским законодательством.

Музей есть школа в самом широком смысле, где приобретается и передается знание, что, конечно,  сопровождается воспитанием. Однако в современных условиях формирования общества потребления музеи вынуждены все чаще ориентироваться на развлекательный аспект, что не может не вызывать серьезного беспокойства.

Музей является и научно-исследовательской лабораторией, потому его сотрудники должны иметь время для научных изысканий, на которые опирается деятельность — фондовая, экспозиционная, просветительная, образовательная и др.

Таким образом, трудно не согласиться с Н.К. Рерихом, который считал, что музей – это особое состояние человеческой души, пространство разнообразного творчества – это Музейон, Дом Муз [9].

Рерихи о музейном деле

Николай Константинович Рерих, знаменитый художник, ученый, путешественник, писатель, общественный деятель международного масштаба, отводил значимую роль музеям в деле сохранения культуры и культурного наследия. Он принимал активное участие в судьбе  многих музеев. В России организовал Музей Русского искусства при Школе Общества Поощрения художеств. Выступил с инициативой открытия в Петербурге Музея искусства допетровского времени. В Америке Н.К. Рерих основал Музей Николая Рериха в Нью-Йорке и провозгласил его собственностью народа. Известно сотрудничество Н.К. Рериха с Музеем Русского искусства в Праге, музеями в Париже, Риге и др. [10, с. 300].

Музейное пространство Н.К. Рерих воспринимал как «Обитель всех родов Прекрасного и вовсе не в смысле лишь сохранения тех или иных образцов, но в смысле жизненного и творящего применения их» [9, с. 14] . Такое понимание шире современных представлений о музеях. Для Н.К. Рериха музейное пространство есть не мертвенное хранилище имущества, а Музейон, занимающийся «всеми родами Искусств…,   воспитанием вкуса и распространением чувства прекрасного в существе» [9, с. 14]. Потому  музей виделся Н.К. Рериху в качестве охранителя культуры человека, его нравственности.

Важное значение для успешной деятельности любого музея приобретает умение сотрудничать, вести дело сообща, согласованно. Именно потому, Н.К. Рерих утверждал, что музей как Дом Муз «является символом Объединения. <…> Так издавна, от самых далеких веков утверждались основы единства. Все человеческие примеры ярко говорят о том, что сила в союзе, в доброжелательстве и сотрудничестве» [11, с. 24]. Только в дружелюбии и справедливости можно заниматься настоящим творчеством, считал Н.К. Рерих, поскольку «культура не выносит злоречие и злонамеренность» [11, с. 27]. В поисках путей культурного сотрудничества Н.К. Рерих обратился к понятию «Друзья музея». Именно такую форму объединения общественности как «Общество друзей музея»  предложил он Музею Н. Рериха в Нью-Йорке. И в наши дни его идея стала находкой для практического музееведения, когда круг постоянных посетителей объединяется вокруг музея в качестве волонтеров и помощников в культурной работе.

Для Н.К. Рериха любой музей призван стать, прежде всего, живым и вдохновляющим делом, только тогда «музейные вещи не будут страшною необходимостью, которую требуют знать, купно, со всеми ужасами сухих соображений и сведений во имя холодной древности, а наоборот, отдельные предметы будут частями живого целого, завлекательного и чудесного, близкого всей нашей жизни» [12, с. 64].

Николай Константинович внес значительный вклад в развитие международного гуманитарного права в области защиты учреждений культуры, в том числе музеев. Он стал инициатором и создателем первого международного соглашения – Пакта Рериха – договора о защите художественных и научных учреждений и исторических памятников, который предусматривает:

— защиту культурных объектов: исторических памятников, музеев, художественных, научных, образовательных и культурных учреждений во время вооруженных конфликтов и, что не менее важно для современности, в мирное время;

— защиту персонала всех культурных объектов.

Так Пакт Рериха стал важной исторической вехой в решении проблемы сохранения культурного достояния, чем и призваны заниматься музеи. Для решения этой важной функции необходима деятельность разнообразных форм музеев – государственных, частных, общественных. Веря в ценность общественного начала в культуре, Николай Константинович отмечал: «Дело культуры никогда не может быть лишь делом только правительства стран. Культура есть выражение всего народа, вернее, всех народов. Потому-то народное общественное сотрудничество в деле культуры всегда необходимо для настоящего преуспеяния» [13, с. 207]. Именно поэтому в Европе, Америке, Азии, России Рерихи создавали общественные организации и общественные музеи. В Америке — это Музей Н. Рериха в Нью-Йорке, созданный Николаем Константиновичем Рерихом, а в Москве – Музей имени Н.К. Рериха, основанный Святославом Николаевичем Рерихом, младшим сыном Н.К. и Е.И. Рерихов. Для организации Музея имени своего отца Святослав Николаевич разработал концепцию общественного Центра-Музея, которую  опубликовал в «Российской газете» в 1989 г. под названием «Медлить нельзя!». Основополагающие аспекты концепции заключались в следующем. С.Н. Рерих писал, что «суть концепции Центра-Музея в том, что наиболее оптимальное его функционирование может быть в статусе общественной организации» [14]. С.Н. Рерих считал, что «Центр должен, … обладать значительной независимостью, гибкостью, возможностью функционировать поверх ведомственных барьеров», поэтому  «подчинение Центра Министерству культуры, а тем более Музею искусств народов Востока повело бы к неоправданному, … заведомому сужению задач и возможностей Центра» [14]. Руководствуясь идеями Н.К. Рериха, Святослав Николаевич мечтал о «живом Центре», где будут представлены «постоянно сменяющие друг друга выставки — картин, ремесел, детских работ, причем не только с разных концов Советского Союза, но и интернационального характера. Конечно, наряду с этим работы Николая Константиновича должны будут представлены постоянно» [14]. При Центре, по мысли С.Н. Рериха, должен быть «и лекционный концертный зал, и студии для молодых художников, и мастерские по возрождению и сохранению народных ремесел <…>, большая библиотека, где будут собраны книги по истории культуры, по искусству, философии России, Востока и Запада, в том числе, конечно, и работы Николая Константиновича и Елены Ивановны» [14]. Безусловно, важной составляющей работы Центра-Музея должна стать научная деятельность, что предполагает не только систематизацию и изучение «многогранного наследия Н.К. и Е.И. Рерихов, но и дальнейшее развитие заложенных в этом наследии идей» [14]. Развивая свою мысль, Святослав Николаевич, писал о международных масштабах деятельности музейно-культурного Центра и считал, что располагаться он может только в Москве. В качестве руководителя Центра-Музея С.Н. Рерих рекомендовал Л.В. Шапошникову, ученого-индолога.

Для становления такого Центра-Музея потребовалось немало сил и времени, но, благодаря усилиям С.Н. Рериха, меценатов, широкой международной общественности, в Москве под руководством Л.В. Шапошниковой в старинной усадьбе Лопухиных был создан Международный Центр Рерихов, структурным подразделением которого стал общественный Музей имени Н.К. Рериха.

Судьба общественного Музея имени Н.К. Рериха в современной России

В 1990 году Святослав Николаевич Рерих безвозмездно передал в дар России бесценное культурное наследие родителей для создания общественного Музея имени Н.К. Рериха в Москве. При передаче наследия он поставил перед руководством страны ряд условий: музей должен иметь общественный статус; размещаться в усадьбе Лопухиных – историческом памятнике XVII-XIX вв. и принадлежать общественной организации. Государство приняло эти условия, соответствующие гарантии были закреплены документально. Так началось становление уникального общественного Музея в Москве, структурного подразделения Международного Центра Рерихов (МЦР). В его работе воплотились основные направления концепции С.Н. Рериха и идеи Н.К. Рериха. Однако судьба общественного Музея с самого момента его основания складывалась непросто – претендентов на наследие Рерихов и восстановленную из руин старинную усадьбу Лопухиных силами МЦР без помощи государства, было немало, но главными из них всегда оставались – Министерство культуры и Государственный музей Востока.

Несмотря на все трудности, за четверть века Центр-Музей стал крупнейшим в мире выставочным, научным, культурно-просветительским центром по изучению, сохранению и популяризации наследия наших выдающихся соотечественников. Под руководством Л.В. Шапошниковой, бессменного Генерального директора  общественного Музея имени Н.К. Рериха, была налажена музейная,  исследовательская, просветительская и издательская работа. Людмила Васильевна была доверенным лицом С.Н. Рериха, исполнителем его завещания и с достоинством несла всю тяжесть ответственности за воплощение идеи создания в Москве музея мирового уровня.

Сотрудники общественного Музея не только сохраняли, изучали и популяризировали наследие Рерихов, но приумножили его при содействии меценатов. Были собраны и систематизированы значительные фонды, включающие в себя художественные полотна и рисунки Рерихов, их личные вещи и библиотеку, семейный архив, рукописи, письма и другие предметы.

Постоянно действующая экспозиция общественного Музея отражала основные вехи жизни и  творчества семьи Рерихов. Каждый зал, оформленный с большим мастерством и любовью, представлял особый мир, создававший неповторимую атмосферу. Для осуществления профессиональной музейной деятельности были созданы отдел развития Музея, отдел изобразительного и мемориально-вещевого фонда, отдел рукописей, отдел учета музейных предметов и коллекций, отдел музейных экспозиций, отдел выставок и др. Активную работу с наследием Рерихов вел публикаторский отдел. За годы его деятельности издано более 300 наименований печатной продукции. Большой популярностью пользовалась  научная библиотека Музея. Ее фонды составляли десятки тысяч единиц. На базе библиотеки студенты ВУЗов проходили практику.

Надо отметить, что сотрудники общественного Музея имени Н.К. Рериха плодотворно взаимодействовали со многими музеями, культурными и научными учреждениями и центрами, обмениваясь опытом. Для работы в общественном Музее широко привлекались музейщики, психологи, культурологи, философы, реставраторы, педагоги и профессионалы других сфер деятельности.

Отличительной особенностью общественного Музея имени Н.К. Рериха являлась многогранная культурная и научная деятельность, выходящая за рамки традиционной музейной работы. Для посетителей организовывались интересные творческие встречи, научный лекторий, музыкальные вечера и концерты. Независимо от возраста, желающие имели возможность принять участие в разнообразных мастер-классах. На постоянной основе проходили выставки современных мастеров изобразительного искусства, чье творчество было созвучно идеям семьи Рерихов. В залах общественного Музея ежегодно проводились международные научные конференции, которые привлекали ученых из разных стран мира. Научные дискуссии посвящались важным проблемам культуры, науки, рериховедения и вызывали большой резонанс в обществе. Для проведения научных исследований на основе мировоззрения Рерихов при МЦР был создан Объединённый Научный Центр проблем космического мышления. Научно-исследовательская деятельность позволяла сотрудникам общественного Музея создавать фильмы о семье Рерихов и их наследии. Музей привлекал и начинающих исследователей, которые объединились в творческую мастерскую молодых ученых, где студенты, аспиранты, научные работники имели возможность сотрудничать с известными учеными, представлять и обсуждать свои работы и строить планы на будущее. С целью популяризации наследия семьи Рерихов проводились в России и за рубежом передвижные выставки картин Рерихов (около 700) из фондов общественного Музея. Миротворческий международный проект «Пакт Рериха. История и современность», созданный Музеем, прошел в 17 странах мира при поддержке Министерства иностранных дел РФ, ЮНЕСКО и ООН.

Находясь в постоянном поиске и развитии, объединяя научный подход с общественной инициативой, Музей имени Н.К. Рериха широко сотрудничал с международной общественностью, став ярким примером успешного развития общественной формы культуры в России. Н.К. Рерих считал важным участие общественности в делах культуры. Д.С. Лихачев также отмечал, что «приоритет нужно отдавать не государственным, а свободным общественным формам культуры, ибо они в меньшей степени подвержены влиянию узких ведомственных интересов» [15]. Он подчеркивал, что «культура должна быть в общественном ведении в первую очередь и во вторую уже – в ведении государства» [16].

Деятельность Музея имени Н.К. Рериха, как общественной организации культуры, была основана, прежде всего, на добровольной инициативе людей свободной от командно-административной регламентации со стороны чиновников. Это позволяло вести чрезвычайно насыщенную деятельность международного масштаба «поверх ведомственных барьеров, используя новые, нетрадиционные подходы», — как мечтал С.Н. Рерих.

С общественным Музеем сотрудничали выдающиеся деятели российской науки и культуры, известные государственные деятели, среди них М.С. Горбачев, Д.С. Лихачев, Е.М. Примаков, М.Л. Ростропович, А.А. Авдеев, А.Л. Яншин, А.Е. Карпов, В.А. Черешнев, Е.П. Челышев и многие другие.

Культурно-просветительская работа Центра-Музея получила заслуженное признание в России и за рубежом. В частности, его миротворческую деятельность поддержали Генеральный директор ЮНЕСКО Ирина Бокова и Генеральный Секретарь ООН Пан Ги Мун. За восстановление из руин исторического памятника XVII-XIX вв., усадьбы Лопухиных, коллектив Центра-Музея был удостоен российской Национальной Премии «Культурное наследие». За сохранение наследия Рерихов и развитие музееведения генеральный директор общественного Музея имени Н.К. Рериха Л.В. Шапошникова дважды была удостоена государственных наград: ордена Дружбы (2006) и ордена «За заслуги перед Отечеством» IV степени (2011). Деятельность коллектива МЦР в деле сохранения культурного наследия отметил Европейский Союз премией Всеевропейской федерации по культурному наследию «EUROPA NOSTRA» (2010). В 2016 году за большой вклад в укрепление мира и сотрудничества между народами МЦР и его общественный Музей были выдвинуты на Нобелевскую премию мира.

Подобного размаха музейной и культурной деятельности редко встретишь. Казалось бы, что такой опыт заслуживает бережного отношения и всяческой поддержки.

Однако руководство Министерства культуры во главе с В.Р. Мединским ведет политику, направленную на уничтожение общественного Музея имени Н.К. Рериха Международного Центра Рерихов.

2015 год останется в памяти многих людей как год, кардинально изменивший сложившиеся условия развития общественного Музея имени Н.К. Рериха, как год, всколыхнувший культурную общественность разных стран мира вопиющими событиями, не совместимыми с понятием культура и право.

В августе 2015 года завершился земной путь Людмилы Васильевны Шапошниковой, под руководством которой создавался общественный Музей. С этого времени руководства Министерства культуры и Государственного музея Востока (ГМВ) с особой яростью обрушились на общественный  Музей имени Н.К. Рериха с целью завладеть усадьбой Лопухиных в центре Москвы и богатейшим наследием семьи Рерихов из фондов общественного Музея имени Н.К. Рериха. Мощный ресурс государственных структур, бесконечные интриги вокруг Музея и наследия Рерихов, искажение их истории, клевета в СМИ, информационная война, дискредитация руководства, попытки приписать экстремистскую деятельность, десятки проверок разных государственных инстанций, бесконечные судебные разбирательства и многое, многое другое было задействовано чиновниками от культуры в борьбе против уникального Музея и его сотрудников. Но общественный Музей выстоял. Мнение и поддержка широкой международной общественности были на его стороне, ибо Музей отстаивал свои права честно, открыто, законными путями в отличие от тех, кто противостоял ему – руководства Министерства культуры и ГМВ. В этих условиях для достижения своей цели госчиновники пошли на открытое противоправное насилие. В марте-апреле 2017 года сотрудники ГМВ с участием силовых структур и при поддержке Министерства культуры осуществили силовой захват усадьбы Лопухиных, где более четверти века располагался Международный Центр Рерихов и его общественный Музей имени Н.К. Рериха. До сих пор история современной России не знала подобного антикультурного насилия, когда государственный музей – ГМВ, напал на другой музей – общественный, захватив его здания, фонды и прочее имущество. Особо отметим, что решение суда о выселении МЦР из усадьбы Лопухиных вступило в законную силу лишь 22 августа 2017 года, потому захват, по сути, явился прямым рейдерством. Причем, многочисленные жалобы и заявления сотрудников общественного Музея, а также международной общественности в адрес властей, МВД, Генеральной прокуратуры, Следственного комитета остались без разбирательства по существу, были получены лишь формальные отписки о том, что права МЦР и его общественного Музея не нарушены!? Обращение в Администрацию Президента РФ и Председателю Правительства РФ также остались без внимания – жалобы неизменно перенаправлялись в Министерство культуры, т.е. в  государственное ведомство, действия которого обжаловались, ведь именно руководство данного Министерства непосредственно причастно к разрушению и разграблению общественного Музея имени Н.К. Рериха. Такой подход к выражению общественного мнения является прямым нарушением п.6.ст.8 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», что порождает замкнутый порочный круг, позволяя руководству Министерства культуры и ГМВ продолжать действия по разрушению общественного Музея имени Н.К. Рериха.

В Москве 30 января 2018 г. состоялась пресс-конференция МЦР «Преднамеренное разрушение общественного Музея имени Н.К. Рериха: итоги и последствия», благодаря которой общественность ознакомилась с новыми документальными фактами чудовищного разгрома уникальной экспозиции общественного Музея, его дорогостоящего оборудования и экспонатов, который учинили сотрудники ГМВ и создаваемого ими в усадьбе Лопухиных государственного музея Рерихов. К сожалению, действия чиновников от культуры по преднамеренному уничтожению музея в мирное время, по-прежнему, остаются за рамками внимания властей и правоохранительных органов. Но, несмотря на тяжелое положение, Международный Центр Рерихов при поддержке широкой общественности продолжает защищать волю С.Н. Рериха, выраженную в отношении общественного Музея имени Н.К. Рериха и усадьбы Лопухиных, а также отстаивать свои законные права.

В качестве заключения…

Отметим, что в последние годы для Министерства культуры притеснение организаций культуры стало, видимо, привычной практикой. Можно напомнить о нелегкой судьбе не только Музея имени Н.К. Рериха, но и Владимиро-Суздальского музея-заповедника, Научно-реставрационного центра имени академика И.Э. Грабаря, Государственного центра современного искусства (ГЦСИ), Российской национальной библиотеки, Музея русской Матрешки, галереи «Дом Нащокина», Государственного Академического Русского Концертного оркестра «Боян», а также многих, многих других. Такая недальновидная политика данного ведомства настораживает и побуждает задуматься о будущем российских музеев, как культурных и социальных институтов. Ведь творческая деятельность не может подвергаться внешнему управлению, она не совместима с силовыми методами и идеологической цензурой. Контролируемый доступ и идеологически пристрастный подход к вопросу о том, какими должны быть музеи, что и каким образом они должны творить, создают серьезные препятствия для свободы выбора, мышления, самовыражения, а также ограничивают разнообразие музеев. Потому необходимо формировать иное отношение к музейной системе и культурным учреждениям вообще, отличное от традиционно сложившегося в нашей стране. Пришло время понять, что бюрократизация и коммерциализация музейного дела, порождающая шаблонные концепции и идеи, которые спускаются сверху и в спешном порядке переносятся в музейную среду, в долгосрочной перспективе приводят лишь к затуханию творческого импульса. Нужны кардинальные и системные меры по развитию и оздоровлению музейного пространства.

И здесь важнейшим вопросом является величина расходов на культуру в целом и на развитие музеев, в частности, причем, не должно быть разделения – государственный это музей или общественный. Критерий может быть один – полезность организации культуры для страны и востребованность обществом результатов его деятельности.

Также необходимо продумать действенный механизм, обязывающий чиновников выполнять уже существующие законы, Постановления, Указы в сфере культуры, в том числе «Основы государственной культурной политики». У нас немало декларировано ценных идей, беда в том, что все это игнорируется чиновниками от культуры, интерпретируется ими так, как выгодно в том или ином конкретном случае. Такая порочная практика разрушает культуру, развращает общество, потому пора положить этому конец.

Кроме того, не менее важно повысить статус музейщиков, равно как и всех работников культуры. Данная профессия носит творческий характер, профессиональная деятельность работника культуры – это непрерывный творческий процесс. Однако современные чиновники мало обращают внимания на эту категорию творческих людей. Никогда в стране не было столь очевидной невостребованности способных, инициативных, профессиональных работников сферы культуры и значительного обесценивания их труда, как в последние годы. В 2014 году прошел в стране год культуры, а что изменилось? В наши дни деятелю культуры впору выдавать охранную грамоту. В этих условиях необходимы кардинальные изменения в области культуры, а не кратковременные акции, которые принципиально ничего не решают. Для улучшения положения работника культуры важно поднять его имидж, формировать в общественном мнении уважение к его профессиональному мастерству, раскрепостить его труд, защитить от волюнтаризма чиновников, обеспечить возможность свободно реализовывать высокие творческие идеи.

Нельзя обойти стороной и проблему, о которой пишется и говорится не один год. Необходимы серьезные разработки законодательства, обеспечивающего развитие культуры в стране, сохранение историко-культурного наследия и возрождение меценатской деятельности. Такое законодательство, прежде всего, должно защитить культуру, работников этой сферы, свободу их творчества от сумасбродства госчиновников. Поможет этому и реальная действенная работа общественного наблюдения (контроля) во властных структурах, работающих в области культуры. Казалось бы, для этого уже созданы определенные структуры при Министерстве культуры и других ведомствах, но где результат, когда выясняется, что руководство Министерства замешано в противозаконных действиях, когда столько претензий со стороны работников культуры к деятельности чиновников этого ведомства?! Чтобы решать эти проблемы общественный контроль важно строить как систему взаимодействия между гражданским обществом и властью на принципах взаимной ответственности, равенства и добровольности, а не назначения сверху. При взаимовыгодном и доверительном подходе общественность может выступить партнером власти и движущей силой в развитии музейного дела. А пока не может быть полного доверия к деятельности структур общественного наблюдения, которые формируют сами чиновники.

В современных условиях государство обратило серьезное внимание на деятельность общественных организаций в социальной сфере. Оно передает им часть своих функций и социальной ответственности, поддерживает их программы. Другое дело – культура с ее невостребованным потенциалом. В народе говорится: не хлебом единым жив человек. Ему свойственно стремление к проявлению своих творческих возможностей. Он готов для этого использовать все свое свободное время, и область культуры могла бы стать постоянной сферой участия граждан в общественно-полезном труде. Как писал Н.К. Рерих, «там, где Культура, там и Мир. Там и…правильное решение труднейших социальных проблем». В данном вопросе многолетний опыт  плодотворного взаимодействия общественного Музея имени Н.К. Рериха, как организации культуры, с общественностью, мог бы послужить убедительным примером, который необходимо изучать и широко транслировать.

Хотелось бы отметить еще один важный момент. Главной основой для предпосылки развития музейной системы страны может стать выдвижение приоритета культуры в качестве национальной идеи. Наличие такой идеи, определяющей направление и цели развития общества, есть краеугольный камень эволюции человека. Почему именно культура? В культуре объединено все и вся. Это наиважнейший фактор существования государственности и гражданского общества. И музеи, как хранители и трансляторы культуры, только выиграют при признании ее в качестве национальной идеи. Н.К. Рерих отмечал: «Культура неразрывна с эволюцией. Остановите Культуру, и вы прекращаете эволюцию и, следовательно, ввергнетесь в разрушение» [17, с. 52].  И далее следуют слова, на которые неплохо было бы обратить особое внимание всем, от кого зависит судьба российских музеев: «Разрушение музея есть разрушение страны – будем помнить это во всех смыслах» [17, с. 52].

Бюрократизация и коммерциализация музейного дела, осуществляемая современным руководством Министерства культуры, привела к полной зависимости музеев от госчиновников, которые могут даже разрушить любой музей только ради того, чтобы создать другой. Такими сомнительными действиями ставится под угрозу само развитие музейного дела в стране, не говоря уже о том, что внедряется в музейное сообщество столь низкое чувство, как страх – страх за свой музей, за рабочее место, за возможность свободно реализовать свои творческие замыслы… Понимая, что твое дело могут по решению руководства Министерства культуры уничтожить в любое время, приводит к тому, что создавать новые музеи, тем более негосударственные, общественные, становится слишком рискованно. Это продемонстрировало всему российскому народу современное руководство Министерства культуры, разрушив самый большой общественный Музей страны,  – музей имени Н.К. Рериха, национальную гордость. В связи с этим, стоит обратиться к «Основам государственной культурной политики», где говорится о новой системе управления процессами культурного развития [6, часть VII]. О данной проблеме немало пишется и говорится, однако мало что делается. В этой связи, почему бы не учесть опыт  отношения  к музейному делу в других странах мира, где существует значительное  разнообразие музеев, где мирно сосуществуют и сотрудничают государственные, частные и общественные институции, где музеи содержатся не на средства государства, поскольку продуман механизм выгодных вложений меценатов в развитие организаций культуры. При этом, конечно, работой музеев, их творчеством не руководят государственные служащие и Министерства, а занимаются общественные советы и профессионалы музейного дела. Конечно, выше перечисленные предложения, которые могли бы оздоровить музейную среду, улучшить  положение музейных работников, далеко не исчерпывают все разнообразие мер по сохранению и развитию музейного дела в стране.  Но, несомненно, все это нуждается не только в глубоком осмыслении, но и незамедлительной реализации, чтобы что-то сдвинулось с мертвой точки. Вторя словам Святослава Николаевича Рериха, хочется воскликнуть: медлить нельзя!

Литература:

  1. Федеральный закон от 26.05.1996 N 54-ФЗ (ред. от 28.12.2017) «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации». Ст.3.
  2. Александр Рубинштейн. «Искусством управлять нельзя». Об ошибках и перспективах культурной политики // Новая газета. 2015. 15 июля. № 74.
  3. Медведев высказался против вмешательства чиновников в творческий процесс художников. [Электронный ресурс] // Интерфакс. Официальный сайт. Режим доступа: http://www.interfax.ru/russia/559954 (дата обращения: 15.03.2018).
  4. Конституция Российской Федерации (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ). Статья 44.
  5. Основы законодательства Российской Федерации о культуре. (Утв. ВС РФ 09.10.1992 N 3612-1) (ред. от 29.07.2017). Ст. 3l.
  6. Основы государственной культурной политики. М.: Министерство Культуры РФ, 2015. 71 с.
  7. Пиотровский М. Б. [Вступительная статья] // Учреждения культуры: справочник руководителя. М., 2010, № 6.
  8. Решетников Н.И. Музей и музееведческие проблемы современности. [Электронный ресурс] // ЭПИ «Открытый текст», 2015. Режим доступа: http://www.opentextnn.ru/museum/N.I.Reshennikov._Museum_and_the_Museological_problems_of_modernity/?id=6067 (дата обращения: 20.03.2018)
  9. Рерих Н.К. Познавание Прекрасного // О Вечном… М.: Политиздат, 1991. С. 13-16.
  10. Патлань. Ю.В. Образ Музея в творчестве Н.К. Рериха 1890–1920-х гг. // 75 лет Пакту Рериха: Материалы Междунар. Общест.-научн. конф. 2010. М.: Международный Центр Рерихов, 2011. С. 298-306.
  11. Рерих Н.К. Врата в Будущее // О Вечном… М.: Политиздат, 1991. С. 23-27.
  12. Рерих Н.К. По старине // Рерих Н.К. Избранное. М.: Сов. Россия, 1979. С. 86-98.
  13. Рерих Н.К. Постоянная забота // Листы дневника. В 3 т. Т. 1. М.: МЦР, 1999. С. 207-209.
  14. Рерих С.Н. Медлить нельзя! // Советская культура. 1989. 29 июля.
  15. 15. Лихачев Д. Недопустимо, чтобы чиновники спекулировали культурным достоянием // Новая газета. 1996. 11-17 января.
  16. 16. Письмо Д.С. Лихачева мэру Москвы Ю.М. Лужкову от 17.07. 1997. [Электронный ресурс] // Сохраним Музей Рериха. Официаьный сайт. Режим доступа: https://www.save-roerich-museum.ru/pismo-akademika-d-s-lihacheva-meru-moskvy-yu-m-luzhkovu-17-iyulya-1997-g/ (дата обращения: 03.04.2018)
  17. 17. Рерих Н.К. Катакомб // Листы дневника. В 3 т. Т. 3. М.: МЦР, 2002. С. 51-52.

О. Калинкина, канд. социол. наук