- Совет - https://www.roerichs.com -

День Белого Лотоса

Блаватская Е.П

        Елена Петровна Блаватская.                                 1876 – 1878 гг.

8 мая мировая культурная общественность отмечает День Белого Лотоса – день памяти выдающейся русской женщины, основательницы Теософского общества Елены Петровны Блаватской.

Полвека спустя после её ухода Николай Константинович Рерих писал Борису Цыркову, редактору Собрания сочинений Елены Петровны, трудившемуся в Теософском обществе в Пойнт-Ломе в Калифорнии: «Чрезвычайно приятно видеть, что… имя Елены Петровны Блаватской, нашей великой соотечественницы, почитается так высоко, как истинной основоположницы провозвестия. Частенько русские забывали о своих великих деятелях, и пора нам научиться ценить истинные сокровища…

Будет время, когда её имя достойно и почитаемо прозвучит по всей Руси».

 

 

ПРОРОК В СВОЁМ ОТЕЧЕСТВЕ

Глава из книги Сильвии Крэнстон «Е.П. Блаватская: жизнь и творчество основательницы современного теософского движения»

Кто не помнит изречение Иисуса о том, что «не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своём» (Мат. 13,57). Можно ли отнести эти слова к Е.П. Блаватской? Известно, например, что в первые шесть месяцев 1889 г. в царской России существовал цензурный запрет на продажу «Тайной Доктрины». Но в целом её книги не запрещались, хотя ложь Соловьева о её «мошенничестве», о якобы антихристианском характере её учения разошлась широко и продолжает приносить свои плоды и по сей день. В советское время не только труды, но и само имя Е. П. Б. обходили молчанием, а если упоминали, то неизменно как нечто враждебное и крайне опасное. В том, что среди мыслящих людей России, особенно с конца 50-х годов, влияние Блаватской было тем не менее значительным, главная заслуга принадлежит семье Рерих — в первую очередь Николаю и Елене Рерих, а также их сыновьям Юрию и Святославу.

<…>

Николай и Елена Рерих <…> глубоко почитали Е.П. Блаватскую. В знаменитом двухтомнике писем Елены Рерих есть такие строки: «… Пословица «несть бо пророка в своём отечестве» остаётся во всей силе именно у нас. Но, конечно, не за горами то время, когда русские поймут всё величие того Учения, которое принесла миру Е.П. Блаватская. Я преклоняюсь перед великим духом и огненным сердцем нашей соотечественницы и знаю, что в будущей России имя её будет поставлено на должную высоту почитания. Е.П. Бл[аватская], истинно, наша национальная гордость. Великая мученица за Свет и Истину. Вечная слава ей».

В 1924 году Николай Рерих создаёт картину «Вестник» и 31 марта пишет из Дарджилинга Анни Безант: «Великая основательница Теософского общества Е.П. Блаватская в своей последней статье подчеркнула важность Искусства. Она предвидела будущее значение этой великой творческой силы, которая поможет построению грядущего мира, ибо Искусство — это кратчайший мост, соединяющий разные народы. Мы должны вечно помнить эту последнюю мысль великой личности, и основание в Адьяре Музея Искусства, названного в честь Е.П. Блаватской, было бы наиболее простым способом увековечить её. Такой музей привлек бы представителей всех видов Искусства и собрал бы новых людей в этом месте, где родилось столько возвышенных идей. Если Общество согласится рассмотреть моё предложение, я готов пожертвовать Музею Блаватской свою картину «Вестник», которая написана здесь и посвящена памяти этой выдающейся женщины».

Предложение было принято, и 18 января 1925 года художник преподнёс это произведение в дар Теософскому обществу в Адьяре. Мадрасская газета сообщала:
«Сняв покрывало с картины, проф. Рерих сказал: «В этом доме Света позвольте мне вручить картину, посвященную Елене Петровне Блаватской. Пусть положит она начало будущему Музею Блаватской, девизом которого будет: «Красота — одеяние Истины»».

Сама картина… потрясает своей гаммой фиолетовых тонов; на ней изображена женщина в буддийском храме, на заре отворяющая двери вестнику».

В 1924—28 гг. состоялась грандиозная Трансгималайская экспедиция Рериха, которая пересекла Тибет, двигаясь с севера на юг. В 1929 году семья поселяется в долине Кулу, на северо-западе Индии, где учреждается международный институт гималайских исследований «Урусвати» и разворачивается широкая исследовательская и общественная деятельность. Из Кулу Николай Рерих пишет Борису Цыркову: «Спасибо за Ваше письмо от 30-го мая, только сегодня дошедшее в наши далёкие горы. Радуюсь, что могу писать вам по-русски, а также радуемся тому, что Вы близки Е. П. Б., которую мы так глубоко почитаем. Будет время, когда её имя достойно и почитаемо прозвучит по всей Руси. И нам очень ценно, что и Вы также об этом думаете…

В нынешнее армагеддонное время особенно необходимо, чтобы все философские, духовные и культурные общества держались в полном единении. Когда мир весь сотрясается от человеконенавистничества, то все, которые считают себя принадлежащими к культуре, должны быть воедино, вместе. Никакие соображения не могут оправдывать разрушительных делений. При всех мировых потрясениях прежде всего страдает культура, а деятели её нередко оказываются разъединёнными в силу каких-то предубеждений.

Вот и сейчас передо мною высятся снежные вершины горного перевала на Тибет, и напоминают они о тех вечных истинах, в которых заключаются обновление и совершенствование человечества. Учителя всегда готовы помочь, но ведь эта помощь так часто людьми отвергается».

Уже летом 1924 года Елена Рерих перевела на русский язык избранные письма из вышедших зимой в Лондоне Писем Махатм А.П. Синнетту. Выдержки, главным образом философского содержания, составили книгу, которая получила название Чаша Востока и увидела свет в том же году в Париже. Позже Елена Рерих осуществила перевод двух томов Тайной Доктрины. Б. Цырков назвал этот труд выдающимся достижением.

Сегодня молодое поколение России проявляет к Е.П. Блаватской огромный интерес. Ведутся поиски в архивах, библиотеках и университетских собраниях, и уже обнаружено более двадцати собственноручных писем Е. П. Б.

<…>

В России растет интерес к теософии: повсюду возникают теософские группы и объединения. Более того, 1991 год широко отмечался в стране как Международный год Блаватской.

Однако утверждать, что уважительное отношение к Е. П. Б. преобладает, будь то на её родине или в мире, пока ещё рано. В чём тут дело? Ответ подсказывает статья Джеймса Прайса (1898): «Истинно великий человек настолько выше своих сограждан, что оценить его по достоинству могут только следующие поколения; лишь немногие из современников понимают его. Вблизи можно смотреть лишь на мелкое; чтобы оценить большое, следует отступить на нужное расстояние. Есть такое предание: в Древней Греции как-то понадобилось отобрать статую, достойную украсить храм. Одна из фигур, представленных на суд, показалась до того грубой, незавершённой и угловатой, что над нею только посмеялись. Тщательно обработанные статуи одну за другой поднимали на большую высоту, на приготовленное место, — и тотчас же спускали обратно, ибо детали были неразличимы с такого расстояния, а отполированная до блеска поверхность отсвечивала, делая очертания фигуры расплывчатыми. Но вот на место водрузили отвергнутую было статую, и судьи замерли от восхищения, так она была хороша; ибо линии, казавшиеся внизу грубыми, на расстоянии обрели плавность, и силуэт был ясным и чётким.

Если Е.П. Блаватская и казалась окружающим грубоватой, неотёсанной и даже простоватой, то лишь потому, что была она отлита в форму титанов. Она явно не вписывалась в свой век услужливо-любезных ортодоксий, условных философских школ, пошлой и пустой обыденности. Подобно пророкам древности — ярая как Илия, грандиозная как Исайя, таинственная как Иезекииль — она обрушивалась с грозными иеремиадами на инфантилизм и лицемерие девятнадцатого века. Она была предтечей, громко взывающей в пустыне верований. Она не принадлежала своему веку. Её весть шла от великого прошлого и была обращена не к настоящему, но к будущему. Ибо это настоящее было окутано тьмой материализма, и только от далёкого прошлого исходил тот свет, которым можно было осветить будущее… Она провозглашала — для всех, кто имел уши, чтобы слышать, — давно позабытые истины, в коих ныне нуждается человечество. В век агностицизма она свидетельствовала о Гносисе. Она принесла весть о великой Ложе, которая издревле известна как «благой Пастырь» человечества».

Рассказ о жизни и деятельности Елены Петровны Блаватской мы завершаем строками, вышедшими из-под её пера. Эту запись обнаружили в ящике письменного стола после кончины её физического тела, последовавшей 8 мая 1891 года:

«Есть путь крутой и тернистый, полный всевозможных опасностей, — но всё же путь; и ведёт он к Сердцу Вселенной. Я могу рассказать, как найти Тех, кто покажет вам тайный ход, ведущий только вовнутрь… Того, кто неустанно пробивается вперёд, ждет награда несказуемая: сила даровать человечеству благословение и спасение. Того же, кто терпит неудачу, ждут другие жизни, в которых может прийти успех.  Е. П. Б.».