- Совет - https://www.roerichs.com -

Интервью со Святославом Рерихом на радиостанции «Родина»

Корреспондент Ада Кабанова
Стенограмма радиопередачи радиостанции «Родина», ноябрь 1989 г.

А.К.: Святослав Николаевич, с каким чувством Вы приезжаете на Родину?

С.Н.: Для меня всегда большая глубокая радость вернуться на Родину, встретить всех своих многочисленных друзей и соприкоснуться с богатой и многосторонней жизнью советских людей.

А.К.: К какой категории больше всего Вы могли бы отнести понятие Родины: нравственной, социальной, биологической?

С.Н.: Понятие Родины должно быть очень широким понятием. Оно включает в себя различные аспекты жизни. Мы должны хорошо знать свою Родину для того, чтобы любить её. Если мы действительно будем знать все стороны её жизни, то сможем правильно оценить все происходящее и приблизиться к истокам, которые должны ценить поверх всего.

А.К.: Как Вы относитесь к процессу демократизации, к процессу перестройки нашей страны, которую начал Михаил Сергеевич Горбачёв?

С.Н.: Каждая страна всегда проходит через сложные процессы переустройства, и эти процессы неизбежны. Они заложены во всём, они заложены в жизни, это её основа. То, что мы видим сейчас, это именно те процессы, которые необходимы для возрождения. Того возрождения, которое эволюционно предназначено для всех больших народов.

А.К.: В беседе с новосибирцами в 1984 году, когда Вы говорили о проблемах воспитания новых поколений, то высказали мысль о том, что человеческий фактор — это самый трудный фактор. Теперь словосочетание «человеческий фактор» взято на вооружение руководителем нашей страны Михаилом Сергеевичем Горбачёвым. Как Вы относитесь к этому, как понимаете «человеческий фактор» применительно к нынешнему этапу развития нашей страны?

С.Н.: Михаил Сергеевич Горбачёв очень мудро подошёл к этим проблемам. Все его заявления, все его речи говорят о том, что он действительно глубоко понял те нужды, которые, эволюционно заложены в нашей жизни. Поэтому мы всячески будем ему и содействовать, и помогать в его работе, сложной и трудной работе. Это не работа одного дня, одного часа, но это именно то, что даст нам обновление всей нашей жизни.

А.К.: Скажите, пожалуйста, почему человеческий фактор самый трудный? Почему?

С.Н.: Нет ничего более трудного и сложного, чем жизнь человека. Нет ничего более трудного и сложного, чем изменение сложившегося образа мышления. Это самое сложное, и это, конечно, есть эволюционный процесс. Эволюционный процесс, в котором принимает участие вся природа, вся жизнь и которому мы только должны помочь. Мы должны его осознать, увидеть и подойти к этому как диалектически, так и практически, с открытыми глазами, поняв, что это необходимость жизни.

А.К.: Ваше художническое кредо?

С.Н.: Это Вам судить. В жизни я всегда стремился к прекрасному. С самого детства я был всегда окружён этим прекрасным. Поэтому стремление к прекрасному прошло яркой нитью через всю мою жизнь. Это стремление должно быть заложено в каждом. В каждом человеке необходимо развивать это стремление, мы должны смотреть, чтобы наши дети действительно были бы окружены благотворным веянием вот этого будущего. Как мы все знаем, самое трудное — это найти баланс, равновесие в жизни, потому что жизнь всегда ставит перед нами большие противоречия. Но если каждый из нас в сердце своём будет стремиться сделать что-то лучше, чем он это делал вчера, если он будет ясно себе представлять, что его желание и устремление — это именно та энергия, которая и его изменит, и поможет другим тоже найти новые пути, то через своё отношение он переродится, станет новым человеком.

Все клетки нашего организма меняются каждые семь лет. Эти изменения клеток происходят постоянно. Именно в этом заключен процесс обновления, перерождения человека, потому что клетки организма несут отпечатки всех наших чувств и мыслей. Все наши переживания, все наши энергии, всё запечатляется в изменяющихся клетках. Поэтому каждые семь лет происходит как бы обновление человека. Всё в наших руках. Поэтому будем пользоваться этим даром природы и будем сознательно подходить к жизни и помнить слова Платона, когда он говорил, что от красивых образов мы перейдём к красивым мыслям и от красивых мыслей — к красивой жизни, а от красивой жизни — к абсолютной красоте.

А.К.: Творчество Вашего отца, Николая Константиновича Рериха, творчество Вашей матушки, Елены Ивановны Рерих, Ваше творчество — они проникнуты высокой духовностью. И вот, когда соприкасаешься с ними, то невольно возникает мысль, что этические, нравственные нормы человечества, по которым люди должны были бы жить, к сожалению, ими не соблюдаются — так вот, в последнее время я пришла к такому открытию, что они не выдуманы человечеством, а существуют совершенно объективно как законы природы.

С.Н.: И Вы совершенно правы. Это есть основа нашей жизни, нашей эволюции. Это всё заложено в нас, и нам нужно только это развивать, думать по этим, я бы сказал, иногда трудным каналам. Но всё-таки это то, что мы должны делать, потому что именно это неотъемлемая часть эволюции — стремиться к чему-то более совершенному. Мы это видим в природе, мы это видим во всём, где природа старается приспособиться к новым условиям, находит новые решения, находит какие-то новые пути, но всё время совершенствуясь в этом. То же самое и у нас, но только, может быть, в гораздо больших масштабах. Мы должны всё время стараться найти пути к чему-то более прекрасному. В этом искусство нам даёт замечательные примеры, как бы ведет человечество. Прекрасное перерождает жизнь.

А.К.: Ещё такой вопрос. Как Вы считаете, в наш космический, атомный век понятие Родины, оно изменяется, расширяется? Не принимает ли оно более космический, более глобальный характер?

С.Н.: Видите ли, так и должно быть. Мы должны всячески расширять наше знание. Идея Космоса, идея Вечности, идея Беспредельности — это те понятия, к которым мы, в конце концов, должны стремиться. И хотя Вечность, как таковая, не постижима, но всё-таки мы можем продвигаться в этом направлении. То же самое во всём, что касается различных аспектов Бесконечности. Мы приняли эти понятия как необходимые и ведущие. Будем поэтому расширять нашу жизнь, наши мысли, наше отношение ко всему через познание. Это приведёт нас ближе к пониманию Бесконечности, это приведёт нас к пониманию Вечности. И хотя мы никогда не сможем это осязать, но всё же мы в этом живём. Мы в этом живём.

А.К.: Святослав Николаевич, как Вы относитесь к предложению Михаила Сергеевича Горбачёва, к его призыву о новом политическом мышлении?

С.Н.: Как я уже сказал, что его подход к современным условиям жизни, его подход к нашему современному мышлению — это действительно то, что нужно, то, что сейчас необходимо. Поэтому, как я сказал, мы всячески будем помогать ему в его очень сложной задаче. Это практическое осознание необходимости.

А.К.: И ещё последний вопрос. Вы художник-реалист. А как Вы относитесь к поискам художников других направлений? Таких, как, положим, абстракционизм, экспрессионизм и прочие?

С.Н.: Видите, я не следую никаким «измам». Для меня природа, вот эта реальность, которая нас окружает, всегда была ведущим началом. Она настолько прекрасна, настолько удивительна, сложна и полна всего, что мы можем себе представить, что большего и лучшего я лично не могу себе даже придумать. Поэтому все эти «измы» — это всё временные явления, я бы сказал, измышления моды. Они приходят и уходят. Это всё часть наших исканий. Пусть ищут, пусть находят какие-то новые решения, формы. Лишь бы эти формы, эти решения несли в себе какие-то зачатки прекрасного и вдохновляли людей. Когда в своё время Гогена спрашивали, что он думает об импрессионизме и других течениях в искусстве, он говорил: «Экспрессионизм, импрессионизм, какой бы то ни было «изм» — это неважно, лишь бы это было прекрасное искусство.

А.К.: Святослав Николаевич, как Вам удаётся сохранить такой дивный русский язык?

С.Н.: У меня много друзей, которые к нам приезжают и, кроме того, русский язык настолько прекрасен, настолько богат, что его нельзя ни утерять, ни ослабить его влияние, потому что он один из наиболее гибких и прекрасных человеческих выражений. Это мы видим и в литературе, и в поэзии, мы это видим во всём. Потерять что-либо прекрасное — это было бы очень, очень печальным явлением.

Корреспондент Ада Кабанова
Стенограмма радиопередачи радиостанции «Родина», 1989 г.

Диктор: В последних числах ноября из Москвы в Индию вылетел известный русский художник, мыслитель, видный общественный деятель Индии Святослав Николаевич Рерих. Около четырёх недель он находился в нашей столице, куда приезжал в связи с созданием Советского Фонда Рерихов. Незадолго до отъезда у него побывала журналистка Ада Кабанова.

А.К.: Здравствуйте, уважаемые земляки! Вместе со многими нашими телезрителями, смотрела и я по главной информационной программе «Время» встречу Михаила Сергеевича Горбачёва и Раисы Максимовны Горбачёвой со Святославом Николаевичем Рерихом и его супругой Девикой Рани Рерих. Смотрела и радовалась тому тёплому приёму, который был оказан художнику, с которым мне приходилось не раз встречаться. Особенно приятно было, когда я услышала, как глава нашего государства назвал семью Рерихов духовной опорой многих людей. И эти слова подтверждаются тем горячим интересом, какой проявляется у нас и к богатейшему творческому наследию семьи, и к личности Святослава Николаевича, последнего её представителя, каждый приезд которого на Родину становится событием культурной жизни, собирает в Москве людей из самых отдалённых мест нашей страны. Общечеловеческое, я бы даже сказала, планетарное значение идей Николая Константиновича и Елены Ивановны Рерих, объединяющее людей в стремлении нести мир через Культуру, через постижение космического смысла законов Живой Этики, вызвало в наше время, время нового мышления, настоятельную потребность в создании в Москве Советского Фонда Рерихов. Ещё летом в письме из Индии, опубликованном в газете «Советская культура», Святослав Николаевич высказал свои соображения о том, каким он представляет себе этот Центр. «Прежде всего, это должен быть живой Центр, — писал он. — Не просто музейная экспозиция, а постоянно сменяющие друг друга выставки картин, ремёсел, детских работ, причём не только с разных концов Советского Союза, но и интернационального характера. Конечно, наряду с этим, работы Николая Константиновича должны будут представлены постоянно.

При Центре может быть и лекционный, концертный зал, и студия для молодых художников, мастерские по возрождению и сохранению народных ремёсел, как это уже сделано у нас в Индии, в Бангалоре, в Карнатакском Центре искусств. Несомненно, при Центре должна работать большая библиотека, где будут собраны книги по истории культуры, по искусству и философии России, Востока и Запада, в том числе, конечно, и работы Николая Константиновича и Елены Ивановны. Со временем я мог бы представить Центру и хранящиеся у меня многочисленные неопубликованные их труды, так как Центр видится и как научное учреждение».

Я так подробно цитирую письмо Святослава Николаевича Рериха о планах создания Центра и Фонда Рерихов в нашей стране, потому что в беседе с ним мы коснулись этого вопроса мимоходом. И вот самим Святославом Николаевичем выбран в центре Москвы старинный особняк, который после реставрации и станет главной резиденцией и Фонда, и Центра Рерихов в Советском Союзе. На пресс-конференции, посвящённой созданию Центра, Святослав Николаевич Рерих сказал: «Русская мысль широко и глубоко ставила задачи перед человечеством, и я уверен, что мы опять дадим миру новые мысли, новые решения». Двенадцатилетним мальчиком расстался Святослав Николаевич Рерих с Россией, учился и работал во многих странах мира, а вот постоянным домом для него стала Индия. И не удивительно, наверное, что беседа наша началась вот так. Послушайте.

А.К.: Одна из Ваших излюбленных мыслей и мыслей Николая Константиновича и Елены Ивановны Рерих о том, что Россия и Индия — это две великие страны, на взаимодействии которых держится баланс мира.
Из чего исходите вот в таком утверждении Вы и семья Рерихов?

С.Н.: Потому что это две великие страны, потому что Россия и Индия всегда были ближе друг другу. Если вы возьмёте даже наш язык, то найдете много общих слов.

А.К.: То есть существует их духовная близость?

С.Н.: Да, несомненно. И Россия, и Индия испытывают некое близкое чувство, которому мы должны отдать дань.

А.К.: Нынешний Ваш приезд и новая встреча с Михаилом Сергеевичем Горбачёвым, что она Вам дала и в чём она Вас убедила?

С.Н.: Во-первых, я был очень счастлив встрече с семьёй Горбачёвых, так как знаю, что именно в руках Михаила Сергеевича сосредоточено очень многое, и через него может придти то, что сейчас очень нужно всему нашему миру.

А.К.: Святослав Николаевич, чувство Родины, зачем оно дано человеку, и что оно давало Вам лично?

С.Н.: Видите, я Вам так скажу, для меня все страны мира, весь мир — это одна семья. Поэтому я никогда нигде не чувствовал себя вне Родины как таковой. Я жил всюду среди своих близких.

А.К.: Человечество как единая семья?

С.Н.: Конечно. Оно так и есть. Именно так мы должны на это смотреть и относиться к этому.

А.К.: Но не кажется Вам, что начинать любить человечество всё-таки нужно, наверное, со своей земли, со своего народа?

С.Н.: Так же, как со своей семьи. Своя семья ближе, и поэтому многие люди сильно реагируют на родственные чувства. Для меня весь мир всегда был одной великой семьёй. И я всегда себя чувствовал, как у себя дома во всех странах мира.

А.К.: Да, это чувство, видимо, сейчас особенно необходимо человеку. Как Вы считаете?

С.Н.: Это нужно. Это даст нам те чувства, которые необходимы для того, чтобы понять разные национальности и разные страны. Это несомненно.

А.К.: Ваше понимание процесса перестройки и представлен ие о её перспективах?

С.Н.: Перестройка — это и есть эволюционное движение. Оно заповедано, уже поэтому мы только можем это приветствовать и помогать. То есть другими словами, будем стремиться к прекрасному.

А.К.: Выйти на новый виток эволюции?

С.Н.: Именно. Это неизбежно, именно в этом лежит наш долг, наша задача.

А.К.: Вот Вы на пресс-конференции высказали очень интересную мысль, что терпение — это великая энергия жизни. Народ наш очень много терпел, в его жизни было много сложных, трудных моментов. Терпение — это какая-то потенция, которая теперь должна превратиться в действие? Как вы считаете?

С.Н.: Да, Николай Константинович всегда говорил: «Именно препятствия подымут нас, поэтому мы не должны их бояться, мы должны их преодолеть».

А.К.: Через страдания к радости?

С.Н.: Через страдания к радости. Из темноты к свету.

А.К.: Святослав Николаевич, новое отношение к религии в нашей стране. Как Вы его расцениваете?

С.Н.: Прекрасно. Видите, мы должны понять, что религия — это те чувства, которые подымают нас над каждодневностью. Это то, что заложено в каждом из нас и проявляет себя разными способами. Назовите это религией, назовите это чем хотите, неважно. Важно, чтобы человек стремился к чему-то более совершенному. Если бы каждый день мы делали что-нибудь чуть-чуть лучше, чем мы это делали вчера, то мы все бы поднялись. Поэтому будем всегда стремиться к чему-то более совершенному.

А.К.: Святослав Николаевич, одна из целей Вашей поездки сюда — это создание Центра Николая Константиновича Рериха. Насколько Вы удовлетворены тем, что уже сделано?

С.Н.: Да, я удовлетворён. Я считаю, что сделано много, и это даст свои результаты, которые очень быстро принесут свои плоды.

А.К.: Я недавно прочла одну из небольших статей о Николае Константиновиче, где он говорит о том, что вот у древних, у эллинов, например, было более расширенное представление о музее, или музейоне, как он это называет.

С.Н.: То есть музей должен давать нам примеры более богатой, прекрасной жизни, должен содержать нечто живое.

А.К.: То есть, как я понимаю, в этом Рериховском Центре, посвящённом всей семье и Вашему творчеству тоже, должно быть какое-то средоточие многих жанров и видов искусств?

С.Н.: Да, конечно. Всё должно быть так или иначе представлено, и через это мы действительно подымемся и это даст нам новые пути жизни. Это несомненно.

А.К.: То есть это должен быть какой-то симбиоз науки и искусства? Духовный Центр?

С.Н.: Правильно. Синтез всего этого.

А.К.: Святослав Николаевич, хотелось бы узнать, над чем Вы сейчас работаете как художник?

С.Н.: У меня целая серия картин, которые я исполняю. Я всегда работаю над многими картинами сразу, и поэтому у меня сейчас стоит на очереди работа, к которой я приступлю, как только вернусь обратно в Индию. Это картины, связанные с моим философским воззрением. Картины, которые имеют дело с проблемами нашей жизни. Вы это сами увидите.

А.К.: Святослав Николаевич, наша радиостанция, радиостанция «Родина», она вещает на людей русского происхождения, выходцев с территории Советского Союза, живущих за рубежом. Что бы Вы им пожелали? Именно этим людям.

С.Н.: Стремитесь всегда к прекрасному. Ничего лучшего я Вам пожелать не могу.

А.К.: Ну, а Родина — это тоже что-то прекрасное? Как Вы считаете?

С.Н.: Несомненно.