- Совет - https://www.roerichs.com -

Письмо Министру культуры РФ от Г.А. Яковлевой

Министру культуры РФ
В.Р. Мединскому
Копия
А.А. Бондаренко

Уважаемый Владимир Ростиславович!

Обратиться к Вам меня побудило Открытое письмо директора Санкт-Петербургского государственного музея семьи Рерихов А.А. Бондаренко в Ваш адрес, опубликованное в СМИ, в котором приведены не соответствующие действительности утверждения относительно наследия Рерихов и Международного Центра Рерихов, опровергнуть которые, как участник Рериховского движения, считаю своим долгом. Прискорбно, что государственные деятели культуры открыто проявляют свою акультурность, поскольку письмо А.А. Бондаренко опубликовано всего через несколько дней после ухода Генерального директора Музея имени Н.К. Рериха Л.В. Шапошниковой. Кроме того, письмо А.А. Бондаренко показало его некомпетентность в вопросах, связанных с семьей Рерихов и ее наследием, что вызывает вопросы о его соответствии занимаемой должности. Приведу только несколько примеров.

По мнению А.А. Бондаренко «остро стоит проблема сохранения части рериховского наследия, оказавшегося в распоряжении Международного центра Рерихов после того, как СФР был лишён возможности исполнять свои функции».

Однако факты свидетельствуют, что проблема сохранения части наследия Рерихов, находящегося в Международном Центре Рерихов, искусственно создана незаконными притязаниями на это наследие со стороны государства в лице Министерства культуры, которым Вы руководите, Владимир Ростиславович, и некоторых государственных музеев.

Общеизвестный факт, что когда Советский Союз перестал существовать как государство и наименование «советский» перестало соответствовать законодательству, в связи с этим по инициативе С.Н. Рериха СФР был переименован в Международный Центр Рерихов (МЦР), однако выполнение своих функций не прекращал ни на один день, в том числе по защите наследия Рерихов от незаконных притязаний.

Некомпетентность А.А. Бондаренко проявляется и в его заявлении о статусе и финансировании СФР, который, по его мнению: «defacto имел государственный статус и соответствующее финансирование».

Однако СФР никогда не имел государственный статус ни de facto, ни de jure. Столкнувшись с произволом советских чиновников, в том числе из Министерства культуры, которые без объяснения причин не возвращали Святославу Николаевичу коллекцию из 288 картин, до сих пор незаконно удерживаемую Музеем Востока; еще при жизни С.Н. Рериха предпринимали попытки завладеть наследием его семьи и т.д., именно поэтому наследие своей семьи С.Н. Рерих передал не государству, а ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ – МЕЖДУНАРОДНОМУ ЦЕНТРУ РЕРИХОВ.

Именно поэтому Святослав Николаевич Рерих, будучи прозорливым человеком, опубликовал в газете «Советская культура» от 29.07.89. статью «Медлить нельзя!», представляющую собой развернутую творческую концепцию создания общественного Центра-Музея имени Н.К. Рериха в Москве, реализация которой зависела от усилий многих участников. Благодаря публикации во всесоюзной газете концепции общественного Центра-Музея имени Н.К. Рериха о волеизъявлении С.Н. Рериха узнало огромное количество людей, и сегодня каждый может убедиться в последовательных действиях МЦР по отстаиванию и претворению в жизнь идей С.Н. Рериха, исполнению его воли и защите наследия.

В статье «Медлить нельзя!» С.Н. Рерих четко обозначил, каким должен быть Центр-Музей Н.К. Рериха – «наиболее оптимальное его функционирование может быть в статусе ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ». Особое внимание С.Н. Рерих обратил на недопустимость «подчинения Центра Министерству культуры, а тем более Музею искусств народов Востока».

4 ноября 1989 года вышло Постановление Совета Министров СССР № 950 «О Советском Фонде Рерихов и Центре-Музее имени Н.К. Рериха». В данном Постановлении четко говорится о создании 2-х общественных организаций – СОВЕТСКОГО ФОНДА РЕРИХОВ и ЦЕНТРА-МУЗЕЯ имени Н.К. РЕРИХА.

Следует особо подчеркнуть, что сам факт учреждения Советского Фонда Рерихов (СФР) Постановлением Правительства СССР свидетельствует о понимании руководством страны огромной значимости наследия Рерихов.

Что касается источников финансирования МЦР, то они были указаны

•  С.Н. Рерихом в статье «Медлить нельзя!» — создание ОБЩЕСТВЕННОГО ФОНДА имени РЕРИХА;

•  в п.1. Постановления Совета Министров СССР № 950 «О Советском Фонде Рерихов и Центре-Музее имени Н.К. Рериха» от 04.11.89.: «деятельность этой общественной организации обеспечивается за счет добровольных взносов советских государственных и общественных организаций, кооперативов, граждан, поступлений от зарубежных организаций и отдельных лиц в виде денежных средств, материальных и иных культурных ценностей, недвижимого имущества, а также доходов от проведения различных пропагандистско-просветительных и образовательных мероприятий, от производственной и издательской деятельности Фонда, отвечающей его целям и задачам, от оказания платных услуг населению».

•  в Обращении С.Н. Рериха к членам Правления Советского Фонда Рерихов источники финансирования также подробно обозначены: «Для того, чтобы обеспечить Советский Фонд Рерихов постоянными источниками доходов, издание, переиздание и иное публичное использование наследия семьи Рерихов должно осуществляться именно Фондом. Все другие организации и граждане … должны … отчислять некоторый процент от их дохода от этой деятельности» [1, с. 378].

За 25 лет существования МЦР государство не внесло ни копейки на реставрацию усадьбы Лопухиных, где размещается Центр, ни на поддержку его программ и деятельности, все эти годы всё финансирование Центра осуществлялось за счет средств общественности и меценатов, которые по своей сути также являются представителями общественности – это общеизвестный факт.

Таким образом, заявление А.А. Бондаренко о государственном статусе МЦР и его финансировании со стороны государства не соответствует действительности.

Ссылаясь на закон, А.А. Бондаренко утверждает относительно наследия Ю.Н. Рериха, что, «имущество, оставшееся бесхозяйным, по закону становится выморочным и должно поступать в собственность государства!». Согласно ст. 1151 Гражданского Кодекса РФ имущество становится вымороченным, если нет наследников, если они отказались от наследства и т.д. Однако у Ю.Н. Рериха был наследник – его родной брат С.Н. Рерих, который сразу после ухода из жизни Ю.Н. Рериха в письменной форме заявил о своих правах: «я являюсь единственным наследником, особенно, если учесть, что я подал заявление как наследник моего брата во время пребывания в Советском Союзе» [1, с. 182]. С.Н. Рерих никогда от своих прав на наследие Ю.Н. Рериха не отказывался. Более того, реализацию своих прав по распоряжению имуществом своей семьи из доли своего брата считал исполнением своего сыновнего долга! Об этом, в частности, свидетельствует письмо С.Н. Рериха в адрес А.Н. Косыгина, Председателя Совета Министров СССР, в котором Святослав Николаевич четко обозначил свое отношение к наследию брата: «я хотел бы надлежащим образом распорядиться культурным наследием, созданным и собранным членами нашей семьи, и был бы чрезвычайно признателен за предоставление мне такой возможности. Для личного участия в этом деле и оформления юридически обоснованной документации я готов по соответствующему приглашению приехать в Москву. Любое Ваше содействие в положительном решении данного вопроса, который считаю своим сыновним долгом, будет принято мной с особой к Вам благодарностью» [1, с. 359]. Это письмо – еще одно свидетельство, что С.Н. Рерих никогда от своих прав на наследие Ю.Н. Рериха не отказывался, напротив, предпринимал все меры по их реализации.

Кроме того, согласно п.2.ст.8; п.4.ст.15; ст.17; пп.1,2.ст.19; ст.35 Конституции РФ; ст. 1110-1115, 1141, 1143 ГК РФ С.Н. Рерих являлся наследником по закону.

Следовательно, о признании наследия Ю.Н. Рериха вымороченным имуществом и прав государственной собственности на него речи вообще идти не может – это прямое нарушение законодательства!

Кроме того, прямая вина Министерства культуры в утрате наследия Ю.Н. Рериха не вызывает сомнений:

•  Государством было обещано Ю.Н. Рериху сначала создание отдельного Музея Н. К. Рериха в Ленинграде как филиала ГРМ, затем ограничились обещанием создания постоянной отдельной экспозиции картин Н.К. Рериха в Государственном Русском музее. Только получив заверения чиновников выполнить эти условия, Ю.Н. Рерих передал в ГРМ более 400 картин Н.К. Рериха. Государство свои обещания НЕ ВЫПОЛНИЛО. Как оказалось, Министерство культуры СССР изначально и не собиралось выполнять условия Ю.Н. Рериха, поскольку, даже не ставя в известность Юрия Николаевича как собственника картин, тогдашний министр культуры Михайлов издал приказ № 285 от 04.05.1960. о передаче картин, принадлежащих Ю.Н. Рериху, в государственную собственность. Ю.Н. Рерих в это время был жив и дееспособен, но чиновники Министерства культуры СССР пренебрегли его правом собственности, и пошли на грубейшее нарушение закона, поскольку согласно ст.10. Конституций как СССР, так и РСФСР, личная собственность охраняется законом.

С.Н. Рерих волновался о судьбе картин, принадлежащих Ю.Н. Рериху: «Был очень рад узнать, что картины Пасика пойдут в особый Музей….Но надо досмотреть, чтобы все висело хорошо, а не на складе лежало» [1, с. 154]; «Сколько картин Николая Константиновича выставлено в Русском Музее?» [1, с. 196]. Кроме того, из писем С.Н. Рериха можно узнать, что в Русский музей должны были поступить картины M-m Stibbe [1, с. 351, 357], т.е. плюсом к картинам Ю.Н. Рериха. На сегодняшний день постоянной экспозиции музея представлено только 6 картин, а остальные где?

•  Именно чиновники Министерства культуры, пользуясь юридической безграмотностью сестер Богдановых, домработниц Рерихов, посоветовали им написать заявление на права наследства [1, с. 184].

С.Н. Рерих был крайне обеспокоен этим обстоятельством, о чем свидетельствуют его письма к министрам культуры Е.А. Фурцевой [1, с. 184] и П.Н. Демичеву [1, с. 346-348], в которых он просил разобраться с этим недоразумением.

• О «результатах усилий» советских чиновников из Министерства культуры по распоряжению наследием Ю.Н. Рериха, Святослав Николаевич писал Председателю Совета Министров СССР А.Н. Косыгину: «доступ к распоряжению этим имуществом получили посторонние, абсолютно некомпетентные лица, и я фактически оказался отстраненным от участия в его использовании» [1, с. 359].

Тревогу за наследие Ю.Н. Рериха Святослав Николаевич выразил и в письме к Председателю Совета Министров СССР Н.А. Тихонову: «В связи с ненормальным положением, сложившимся за последние годы в мемориальной квартире моего брата, прошу Вашего скорейшего содействия в урегулировании дел, связанных с наследием нашей семьи» [1, с. 363].

• Именно чиновники Министерства культуры не давали объяснений Святославу Николаевичу в ответ на его запросы о причинах продажи и дарения принадлежащих его семье предметов без его ведома и согласия как собственника.

• Именно государственные чиновники не допустив С.Н. Рериха к вступлению в права наследования, содействовали тому, что наследие Ю.Н. Рериха было варварски разграблено при попустительстве Министерства культуры. [2]

Столкнувшись с равнодушием и ложью (будем называть вещи своими именами) государственных чиновников разных уровней и рангов, в том числе из Министерства культуры, С.Н. Рерих принял решение о передаче своего наследия Общественной организации – Международному Центру Рерихов, и жизнь подтвердила правильность его решения.

А.А. Бондаренко, казалось бы, приводит правильные слова о том, что государство и его органы должны нести «ответственность не только за соблюдение законности и государственных имущественных интересов», но что происходит на деле?

Государство в лице Министерства культуры на деле доказало не только свое полное небрежение к наследию Рерихов еще при жизни С.Н. Рериха, демонстрирует это по сей день, но и не прекращает попытки незаконного захвата наследия Рерихов с целью его уничтожения. Это вызывает вопросы, не только с точки зрения соблюдения закона юридического, но и морального, поскольку у государства и Министерства культуры в ведении находятся сотни картин Рерихов и других предметов, принадлежащих этой великой семье. Но как на деле государство и Министерство культуры распоряжается всем этим богатством? Рассмотрим только некоторые примеры отношения государственных музеев, имеющих в своих коллекциях картины Рерихов, к этому уникальному наследию.

Как уже было отмечено, в постоянной экспозиции Государственного Русского музея представлено только 6 (!) из сотен, имеющихся в нем картин Н.К. Рериха. Если зайти на официальный сайт ГРМ, то информации о картинах Н.К. Рериха (какие, сколько, в каком фонде находятся или на реставрации и т.д.) – не найти. Через «поиск» сайта можно найти анонсы состоявшихся выставок, в некоторых из них сообщается, что в экспозицию включены то 58, то 66 картин Н.К. Рериха. А остальные сотни картин, ГДЕ?

В Государственной Третьяковской галерее (ГТГ), где в составе коллекции есть также немало картин Рерихов, они вообще убраны из экспозиции, хотя раньше они были частично представлены в постоянной экспозиции, но сейчас лишь изредка появляются в составе смешанных выставок. Почему? На официальном сайте ГТГ по запросу коллекция по авторам представлено только 10 картин Н.К. Рериха. А где еще 3 картины С.Н. Рериха [1, с. 145]? Где остальные картины Н.К. Рериха?

В Государственном музее Востока (ГМВ) около сорока лет незаконно удерживают коллекцию из 288 картин Рерихов, принадлежащих С.Н. Рериху и завещанных им МЦР. Из этой коллекции бесследно пропали 6 картин, и Министерство культуры прикрывает эту пропажу. Кроме того, Министерство культуры делает все, чтобы картины незаконно остались в ГМВ. Почему?

Доступа к наследию Рерихов из фондов государственных музеев и галерей как не было, так и нет; наследие не увидишь ни в их экспозициях, ни на их сайтах.

Нет и каталогов наследия Рерихов ни в одном из этих государственных музеев, в которых были бы представлены все картины Рерихов из фондов государственных музеев и галерей. Возникает вопрос, а существуют ли вообще полные описи картин Рерихов, находящихся в государственных музеях? Состоят ли эти картины на учете в государственном музейном фонде? Почему эта информация покрыта полным мраком и не доступна общественности?

Вызывает серьезное опасение сохранность картин Рерихов в государственных музеях, как в количественном составе, так и по их фактическому состоянию.

Обосную свою тревогу: в апреле этого года побывала в Русском музее – в его залах открыты форточки (!), сквозняки (!), увлажнители воздуха не работают, а 6 картин Н.К. Рериха — все в разных, старых и облезлых рамах, часть картин — вообще без стекла. И это один из главных государственных музеев страны!

Это и есть «забота» государства о народном культурном достоянии, его ответственность за соблюдение законности и государственных имущественных интересов???

Поэтому проблема сохранения наследия Рерихов, пребывающего в государственных музеях под патронатом Министерства культуры, действительно стоит остро, и наследие, находящееся в запасниках государства надо действительно СПАСАТЬ!

Что касается общественного Международного Центра Рерихов – здесь совсем иная ситуация. В залах Музея имени Н.К. Рериха представлены сотни картин Н.К. Рериха, несколько передвижных выставок одновременно продвигаются по стране, издан 2-х томный полный научный каталог всех художественных работ членов семьи Рерихов, на сайте Музея представлен их подробный электронный каталог. Кроме того, залы Музея оснащены по последнему слову музейной техники, в них строго соблюдается температурный и влажностный режим. Все картины в рамах и под стеклом, в отличном состоянии. Посетите Музей имени Н.К. Рериха, Владимир Ростиславович, и убедитесь во всем сами! Вы увидите пространство Красоты, Любви и Знания! Музей любят и его сотрудники, и его посетители – не раз была свидетелем восторженных отзывов о Музее и его экспозиции, все отмечают, с какой любовью оформлено пространство Музея, посетителями часами (!) рассматривают его экспозицию, многие говорят, что им уходить не хочется — свидетельствую.

Получается более чем странная картина: в руках государства под непосредственным управлением Министерства культуры находятся сотни (!!!) картин Рерихов, большинство из которых пребывают в запасниках, хранилищах. Об их целостности и состоянии вообще ничего не известно — общественность не допускается к получению информации о них. Мало того, чиновники из Министерства культуры и А.А. Бондаренко вводят в заблуждение руководство страны, мировую и российскую общественность, заведомо и целенаправленно искажая информацию о фактическом состоянии дел с наследием Рерихов.

Кроме того, позиция Министерства культуры в отношении МЦР и наследия Рерихов отчетливо проявилась и в том, что были проигнорированы юбилейные даты членов этой семьи; международный выставочный проект «Пакт Рериха и современность», получивший высокую оценку Генерального Секретаря ООН Пан Ги Муна и Генерального Директора ЮНЕСКО и. Боковой, так и не получил поддержку российского министерства.

Необходимо восстановить и утвердить приоритет ЗАКОНА – всецелое исполнение волеизъявления С.Н. Рериха — сохранение общественного статуса Международного Центра Рерихов и его правопреемства от СФР; возвращение согласно Завещанию С.Н. Рериха коллекции 288 картин Н.К. и С.Н. Рерихов в МЦР из Государственного музея Востока, где они до сих пор незаконно удерживаются.

Категорически не разделяю позицию А.А. Бондаренко, считаю его письмо безнравственным, и выражаю свой протест! Считаю А.А. Бондаренко не компетентным в вопросах, связанных с наследием Рерихов и МЦР, а по сему, не имеющим права вводить в заблуждение государство и общественность.

Уважаемый Владимир Ростиславович! Министерство культуры, призванное защищать и развивать культуру, должно изменить свое отношение к общественной организации Международный Центр Рерихов и сделать все возможное для исполнения воли С.Н. Рериха, что позволит на деле доказать всему миру — в России гарантированно соблюдаются законы нравственные и юридические, и приоритет культуры является не лозунгом, а основополагающим руководством в действиях Министерства культуры.

С уважением, Галина Анатольевна Яковлева, врач, к.м.н.,
участник Рериховского движения, г. Пермь

____________________

Примечания:

1. Рерих С.Н. Письма. В 2 т. Т.2. — М.: МЦР, 2005.
2. Ревякин Д.Ю. Гибнущее наследие : Московская квартира Ю.Н. Рериха: Каталог. Фотохроника. Архивные документы. – М.: МЦР,2010. – 500 с., ил.