- Совет - https://www.roerichs.com -

Слово о Кире Алексеевне Молчановой

Ушла из земной жизни – в Жизнь Надземную Кира Алексеевна Молчанова, наш Светлый, Благородный Друг.

Весь её облик был полон особого достоинства. В нём для меня отчётливо виделись отблески её родины – высокого эстонского неба, несущего прохладу даже при жарком солнце, седого Балтийского моря, статных башен старого Таллинна и омытой дождями чистой зелени лугов.

Она любила Эстонию, глубоко знала её культуру и язык. И сейчас ясно слышится её неповторимо тёплое, полное женского обаяния, медитативно-окрашенное «хэлло-йяэ…», раздававшееся всякий раз, когда она снимала телефонную трубку.

Она несла в себе ритмы северных земель, земель Рюриковичей, — сдержанно-неспешных, мужественных, напоённых чистотой прозрачных родников. В ней, русской, отразилась красота Эстонии, — шире, красота пространств Прибалтики, магнитом которых ей выпало быть. Вслед за Павлом Фёдоровичем, Феликсом Денисовичем, Рихардом Яковлевичем, Гаральдом Феликсовичем.

Ее дух был особенно чуток к голосу сердца, светоносные эманации которого нерушимо соединяют с энергиями Высших сфер. Сердце было для нее «оружием Света». Вот почему она стала вдохновительницей перевода на эстонский язык именно книги «Сердце».

Пространство Балтии поддерживало ее в такой чуткости. Балтийское море называют Янтарным морем. Но, благородство веществ янтаря, согласно наследию Рерихов, принадлежит Сердцу Природы. Разлитые в просторах Балтии, они очищают и сердце человека (Сердце. 387, 399). Сколько янтаря выносит Балтийское море на свои берега!

По земному мы как будто не были близки: не поверяли друг другу тайны личной судьбы; не делились воспоминаниями о заветных встречах, порой не совпадали в оценке текущих событий. Но мы действительно были созвучны, объединённые Учителями и Учением, стремлением выполнять волю Святослава Николаевича, защищать МЦР, созидательное творчество Людмилы Васильевны. И когда однажды нам случилось вместе петь, — романсы и дуэты из опер, — обеих удивило, как неожиданно слились наши голоса: её – грудной, полносердечный, с проходящими волнами глубоких бархатных вибраций и мой – небольшой, более высокий и лёгкий.

Она была опорой нашего Международного Совета, его нерушимым авторитетом, неизменным сторонником Золотого Пути. По её инициативе я стала председателем. И сколько раз она напоминала нам всем о нашей высокой ответственности: «… ведь мы носим Имя Святослава Николаевича…».

Облик Святослава Николаевича был для её преданного сердца самой живой (!), самой реальной (!) трепетной нитью связи с Высшим.

И сейчас, уже в эти первые часы, в эти первые дни после ухода видится открывшийся ей / встретивший её Круг Высоких Общений и живёт предчувствие тонких знаков помощи нам, пока остающимся на Земле для выполнения своих служений.

Вслед за Кирой Алексеевной будем держать в сердце заветы:

Пусть Миру будет хорошо!

Да будет Свет!

О.А. Уроженко

12 – 20 января 2015 г.